Ларец Магических Искусств

магический форум, магическая помощь, обучение, ясновидению, гадания таро

Добро пожаловать в наш Ларец!

Принципиальные вопросы общей теории чакр

Модератор: Джемма

Аватара пользователя

Глава форума
Профиль
Зарегистрирован: 08 дек 2015, 19:38
Откуда: Иваново
Магическое направление: Энергетика
Благодарил (а): 25 раз
Поблагодарили: 62 раза
Пол: Женщина
Zodiac: Aquarius
Сообщения: 871
Контактная информация:

Принципиальные вопросы общей теории чакр

Сообщение#1 » 04 янв 2016, 21:13

1. ИСТОРИЯ ВОПРОСА ВКРАТЦЕ

В ходе становления себя как сознательного существа человек изучал и учился использовать окружающие его силы. Причем параллельно с изучением внешнего мира, внешней среды, изначально велось также изучение внутреннего мира, внутренней среды, — в частности, изучение так называемой "схемы тела", то есть собственного тела человека, данного ему во внутреннем восприятии и традиционно именуемого "тонким телом" (в отличие от "грубого", физического тела, доступного пяти обращенным вовне органам чувств).
Результаты глубоких интроспективных исследований "схемы тела", изустно передававшиеся от учителя к ученику, были наиболее полно систематизированы в текстах средневекового индуистского тантризма.* Результаты эти сводились вкратце к следующему.

* ТАНТРЫ — общее название обширного ряда произведений религиозного, философского, йогического и магического содержания. Различают индуистские и буддистские Тантры. Слово "тантра" буквально означает "обеспечение расширения, размножения, продолжения рода". Некоторые исследователи считают, что первоначально это слово было названием ритуальной практики земледельческой магии и выражало ее цель (увеличение урожая). Термин "тантра" можно проинтерпретировать и как "тайный (оберегаемый) текст" (тан+тра).

В схеме тела, в месте, соответствующем спинному мозгу, присутствует ряд "центров" или Чакр* — средоточий сил, правящих как телом, так и миром. В нижнем из центров спит сотворившая мир Свернувшаяся-Кольцом-Сила, Кундалини-Шакти, которая в процессе проявления вселенной последовательно выделила из себя, явила эти средоточия сил. Говорится, что Кундалини творит и поддерживает как мир, так и тело, и что она освобождает йогинов и связывает невежд. Пробужденная посредством специальных йогических приемов, Кундалини восходит вверх от центра к центру, растворяя их в себе. Тем самым человек освобождается от цепей явленного мира и обретает свою подлинную природу.

* "Чакра" дословно переводится как "колесо"; иногда центры называют также "Падмами" или "лотосами".

Однако возвестившие нам о системе "центров" тантрические тексты отражают лишь конечный ИТОГ многовековых интроспективных исследований "схемы тела", а именно, — конкретную методику "освобождения от мира феноменов". Поэтому проблема Чакр не рассматривается здесь самостоятельно и упоминается исключительно в контексте подъема Кундалини; многовековый же ПРОЦЕСС исследования Чакр, позволивший разработать данную методику, выносится за скобки как не имеющий более практического значения для дела Освобождения. Йогам более нет нужды исследовать Чакры: они пользуются ими, подобно тому как мы пользуемся различными бытовыми приборами, зачастую не имея ни малейшего представления об их устройстве — нам достаточно знать, для чего они предназначены и как действуют.
Теория Чакр получила свое второе рождение в рамках теософской традиции, которая ввела в ее сферу весь багаж представлений о человеке, накопленных к концу XIX века европейской наукой и оккультизмом. Не имея возможности полноценно воспользоваться методиками подъема Кундалини, тезисно изложенными в тантрических текстах, теософы, как истинные европейцы, задались вопросом: что такое Чакры? Они занялись именно исследованием Чакр.
Теософы сделали в этом направлении три важные открытия. Во-первых они обнаружили, что Чакры активны не только в процессе подъема Кундалини, но и в нашем повседневном опыте. Во-вторых, они обнаружили, что в повседневном опыте Чакры переживаются в передней части брюшной и грудной полости, а не в области спинного мозга, как о том единогласно свидетельствуют тантрические тексты. В-третьих, они обнаружили связь между функцией Чакр и психофизиологическим тонусом организма (так называемой "энергетикой"), определив их как "центры поглощения космической эфирной энергии".
Тем самым теософы значительно расширили наши представления о Чакрах. С другой стороны, общий уровень теософского теоретического мышления несет на себе печать своего времени и с точки зрения современного развития научных знаний о человеке совершенно недостаточен. Придавая же своим интерпретациям внутреннего опыта статус "экстрасенсорных откровений", экспериментальное подтверждение которых принципиально возможно лишь в случае предварительного принятия их на веру, теософская традиция самоустранилась от дальнейшего продвижения в данном направлении.
Основным "родимым пятном", доставшимся исследователям в наследство от теософской традиции, служит повсеместно распространенное вульгарное представление о Чакрах как о неких пространственно локализованных образованиях ("центрах"), в той или иной форме объективно присутствующих в человеческом теле — "грубом" или "тонком".
Авторитетом теософской традиции обусловлена и своеобразная "методологическая летаргия", в результате которой большинство исследователей, стремящихся к выявлению специфических функций отдельных центров, то есть элементов системы Чакр, попросту постулируют существо этой системы как нечто само собой разумеющееся (например, "Чакры — это органы эфирного тела" или "Чакры — это энергетические центры"), — по всей видимости совершенно не отдавая себе отчета в том, что занимаются анализом ПРЕДПОЛАГАЕМЫХ структур с НЕОПРЕДЕЛЕННОЙ функцией, анализом "того, не знаю чего".
[ Оглавление ]

2. ЧТО ТАКОЕ ЧАКРЫ? — ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Г оворится, что Чакры скрыто присутствуют в теле каждого человека, то есть имеют самое непосредственное отношение к каждому из нас. Но что такое Чакры? Оккультная информация о Чакрах традиционно преподносится таким образом, чтобы задействовать наше воображение, а не наше восприятие: как правило, авторы пытаются навязать нам определения сущности, с проявлениями которой мы предположительно не сталкивались в своем личном опыте.
У неискушенных читателей такая подача материала порождает два преобладающие типа отношения к предмету: некритично мыслящие люди становятся носителями мифа о центрах, а люди мыслящие критично, отмахиваются от самой идеи центров, как от одной из форм современного мифотворчества.
Если в нашу задачу входит серьезное исследование, а не игра вэзотерику, то попыткам определить сущность данного явления (то есть того, чем являются Чакры) должно предшествовать по возможности более полное описание самого этого явления.
Действительно, Чакры описывались и описываются. Можно указать три основные подхода к описанию Чакр: йогический, оккультный, а также подход, развиваемый в рамках современной межличностной тонусологии (так называемой "психоэнергетики"). В первом случае подробно описывается структура традиционной символики Чакр, служившей в качестве опоры для специальных форм йогического сосредоточения. Во втором случае имеется стремление как можно "объективнее" описать Чакры на уровне визуализаций "эфирного тела". В третьем случае описываются "энергетические" характеристики Чакр в контексте межличностного взаимодействия.
Во всех трех случаях мы сталкиваемся с абсолютизацией того или иного частного аспекта рассматриваемого явления — и, соответственно, с искажением, "заужением" его сущности. Так, Раммурти Мишра определяет Чакры как "точки для сосредоточения внимания", Чарльз Лидбитер — как "завихрения на поверхности эфирного тела" (цит. по 45, 242),* а на темном языке современного биопольного фольклора они определяются не более содержательным термином "энергетические центры".

* Первая цифра в круглых скобках обозначает порядковый номер цитируемого источника (см. список литературы в конце текста), а цифра после запятой — его страницу. Цифра после точки с запятой относится к следующему источнику. В случае переводных материалов Самиздата источники приводятся без указания страниц цитирования.

Каждый, кто опытно имел дело с "энергетическими центрами", знает, что термин этот — не более чем условное обозначение, позволяющее, с одной стороны, избегать тревожной неопределенности данной формы психического опыта, а с другой, — сообщать о факте существования такого рода опыта другим "имеющим уши". Чакры — это не "вихри эфирной материи" и не "условные точки для сосредоточения". Будучи и "вихрями эфирной материи", и "условными точками для сосредоточения" и многим другим, Чакры представляют собой нерасчленимые целостности, сущность которых несводима к сумме составляющих их частей. Обретенный же к настоящему времени опыт научного изучения системных объектов показывает, что "источник этой целостности следует искать не внутри объекта, а вне его, в той совокупности связей, которые характеризуют объект в его отношении к другим объектам (к окружающей среде)" (41, 239).
Разнообразие частных описаний объясняется тем, что Чакры, как факты психического опыта, не существуют вне процесса наблюдения. Воистину объект наблюдения обусловлен здесь средствами наблюдения (в частности, силой разрешающей способности инструмента наблюдения), всей экспериментальной ситуацией в целом. Поэтому в зависимости от процедуры наблюдения Чакры могут оказываться "вихрями эфирной материи", мотивационными структурами личности и т.д. и т.п.
Следовательно, для того, чтобы выяснить, что представляет собой система Чакр, необходимо прежде всего дать как можно более полное описание данной системы в различных "экспериментальных ситуациях", выявить всю совокупность связей данной системы с окружающей средой.
Таким образом, мы оказываемся перед необходимостью разработки ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ЧАКР. В отличие от множества частных классификаций,* призванных выявить специальную функцию отдельных центров в тех или иных конкретных "экспериментальных ситуациях", общая теория предполагает всестороннее рассмотрение именно системы центров как целого, не задерживаясь на анализе ее элементов (то есть отдельных Чакр).

* Изучение совокупности которых может составить основу для СПЕЦИАЛЬНОЙ ТЕОРИИ ЧАКР. Очевидно, однако, что попытки определить частные функции элементов системы не могут быть успешными без общей картины ее целостного функционирования.

Далее, ввиду сложности и неопределенности этой системы, на первом этапе анализа имеет смысл абстрагироваться от ее внутреннего содержания, исключительно разнородного по составу и природе протекающих процессов, сосредоточив внимание на ее внешнем, функциональном аспекте — на свойствах отношения ее как целого ("черного ящика") со средой.
Такой подход к изучаемым явлениям называется функциональным. При этом "функциональный подход есть не столько способ обойти внутреннюю сложность объекта, сколько средство для выявления существенных сторон этого объекта, его особой природы, ИСТОКИ КОТОРОЙ НАДЛЕЖИТ ИСКАТЬ В СФЕРЕ ОТНОШЕНИЙ ОБЪЕКТ-СРЕДА" (41, 239).
Выявив целостную функцию системы Чакр, мы можем попытаться выяснить природу структур, осуществляющих эту функцию. Учитывая же, что Чакры нам даны лишь во внутреннем ощущении, описать функцию данной системы можно только описав, как мы сталкиваемся с ней в своем личном опыте.
[ Оглавление ]

3. ЧТО ТАКОЕ ЧАКРЫ? — ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

И так, Чакры не выдуманы — это первое, на что следует указать со всей определенностью; наша жизнедеятельность окрашена их активностью вне зависимости от того, знаем ли мы об этом или нет. Центры это не просто "условные точки для сосредоточения". Вопрос о реальности центров — это вопрос осознания нами тонких реакций нашего тела на среду.
Для того, чтобы пользоваться центрами сознательно, вовсе не обязательно их визуализировать. Неосознанно же ими пользуются все люди, в особенности женщины, — пользуются испокон веков, не всегда, конечно, отдавая себе в этом отчет. В отличие от мужчин, женщины гораздо лучше чувствуют свое тело и знают, что тело по-разному реагирует на разные ситуации, — например, встреча с разными людьми как бы отзывается эхом в разных его областях.
Такими основными областями есть анус, нижняя и верхняя части живота, грудь ("сердце"), горло, лоб и поверхность головы (скальп).* В далекой древности женщины обнаружили, что с помощью тела можно извлекать специфическую информацию о человеке, ситуации и среде, а также определенным образом воздействовать на них — как на человека, так на ситуацию и среду. На этой прикладной основе мужчины развили впоследствии "Науку о Центрах".

* Один местный адепт точно подметил, что теоретически не оформленное знание о деятельности центров зафиксировано в ряде выражений разговорной речи, — таких, как например "голова пухнет", "твердолобый человек", "ком в горле", "сердце сжимается", "екнуло под ложечкой", "стало жарко в паху", "очко взыграло" (последнее подразумевает непроизвольное сокращение ануса в момент опасности) и т.д. В индуистской традиции вышеперечисленные "центры" человеческого тела называются соответственно (снизу вверх), МУЛАДХАРОЙ, СВАДХИШТХАНОЙ, МАНИПУРОЙ, АНАХАТОЙ, ВИШУДДХОЙ, АДЖНОЙ И САХАСРАРОЙ.

При более пристальном наблюдении оказалось, например, что с различными центрами взаимосвязаны различные типы эмоций: повышенная активность, "ощущаемость" какого-то центра вызывает преобладание какого-то определенного типа эмоциональных состояний, и наоборот — те или иные состояния вызывают повышенную ощущаемость того или иного центра. Оказалось, что с каждым центром взаимосвязан и определенный тип мышления, определенный тип оценки ситуации и среды, определенная социальная ориентация, определенное видение мира.
Когда человек обратился к телу, несущему эти центры, то обнаружил, что с каждым из них взаимосвязаны определенные физиологические функции, а также определенные органы, железы, нервные сплетения, отделы спинного мозга.
Иными словами человек обнаружил, что все "этажи" его психофизиологического организма структурированы по тому же принципу, что и "центры тела", соотносятся с последними. Причем интегралом, объединяющим и целостно выражающем в себе это единомножество, служит именно система "центров": областей тела, данных человеку во внутреннем ощущении.
Обратившись вовне, человек обнаружил, что активность различных центров тонко взаимосвязана с различными жизненными ситуациями, людьми, местами, городами, культурами, что через призму центров может быть проструктурирован как социум, так и универсум, вся вселенная в целом. Вселенная становится как бы эхом человеческого тела, обнаруживая в себе те же закономерности, а человеческое тело, в свою очередь, вторит эхом Вселенной. Оказалось, например, что деятельность центров тонко отражает характеристики различных стихий (земля, вода и т.д.) и других качеств внешнего мира. Говорят, центры подвержены влиянию небес — различных планет, а также домов Зодиака.
Обратившись к внутренним пространствам визуализаций, человек обнаружил, что с различными центрами связаны и различные "астральные миры". Он обнаружил их также в виде "вихрей", "воронок" и прочих "аномалий" в своем "эфирном теле" и "эфирных телах" других людей.

* * * * *

Таким образом можно видеть, сколь бедна постановка вопроса о соотнесении центров с железами внутренней секреции или нервными сплетениями, сколь бедна их интерпретация в качестве всего лишь "энергетических" центров, производящих якобы забор свободной энергии из среды или обслуживающих тонкие формы межличностного взаимодействия.
Центры — это интегральное выражение вселенной, это точки сопряжения, в которых встречаются внешний и внутренний миры. Любой процесс или явление во вселенной соотносится с каким-либо из центров. Система центров, выкристаллизовавшихся в человеческом осознании своего тела (в "схеме тела"), — это единственное место во вселенной, где ВСЯ ОНА представлена в связном и организованном единстве. "Что есть здесь, то есть и повсюду, а чего здесь нет, того нет нигде", — учат нас Тантры. Посредством таких индивидуальных систем центров, то есть нас с вами, универсум взаимодействует сам собой.
Посредством центров люди взаимодействуют друг с другом, — неважно, глубоко или поверхностно. Мы взаимодействуем друг с другом не посредством речи, которая представляет собой одну из многочисленных форм активности горлового центра, а именно целостно, "всем телом". Женщины чувствуют это, но это могут научиться сознавать и мужчины.
Характер нашей индивидуальности и, соответственно, нашего взаимодействия со средой, обусловлен характером функционирования нашей системы центров. Другими словами, индивидуальные характеристики представляющей нас системы центров определяют специализацию нашей жизненной активности, наше фактическое место в мире.
Степень активности тех или иных центров и структура их иерархической соподчиненности у каждого человека различны, — хотя здесь, разумеется, можно выделить различные типы. Как правило, для людей характерна неравновесность в работе центров, вследствие чего большинству из нас может быть присвоен определенный числовой индекс, отражающий порядок соподчиненности наших центров преобладающей активности (счет центров начинается снизу). Например, — 25, 136 или 7435. Человек, у которого резко доминирует какой-то один центр, может быть квалифицирован как своего рода инвалид.
В большинстве своем люди движутся по жизни как бы на автопилоте центров, самостоятельно реагирующих на среду и воздействующих на нее. Люди не могут пользоваться центрами сознательно, поскольку центры у них "закрыты" — они не видят деятельности своих центров, растворены в ней. "Раскрыв" центры и увидав их со стороны, то есть разотождествившись с их деятельностью, человек обретает способность использовать свои центры в качестве особого канала сознательного взаимодействия со средой, как внешней, так и внутренней.
С информационной точки зрения, например, центры можно рассматривать как входно-выходное устройство "человеческого биокомпьютера". Воздействуя тем или иным образом на тот или иной центр, внешняя среда вызывает его специфическую реакцию, специфическое целостное ОЩУЩЕНИЕ, несущее в снятом виде всю возможную информацию об этом воздействии, весь багаж соответствующего опыта, обретенного к настоящему моменту человеком. Чем более "разработан" центр, тем более "тонкую" информацию можно получить с его помощью.
"Опыт Йоги показывает, что сознание нашего мозга — лишь одна из возможных форм сознания, которые, согласно природе их функций, локализованы или сцентрированы в различных областях тела, собирая, преобразуя и распределяя текущие через них силы... "Многомерное" сознание, даваемое практикой тантрической Садханы,* можно сравнить со стереоскопическим изображением или стереофонической музыкой, дающими более адекватное отражение оригинала" (21).

* Садхана — "путь достижения". Триединство образа жизни, видения мира и специальных йогических методов, в основе которого лежит установка на расширение сознания.

Через центры можно получать информацию и о внутренней среде организма, а также воздействовать на нее. Йоги известны своей способностью управлять практически всеми психическими и физиологическими функциями.
Воздействие же центров на внешнюю среду легче всего просматривается в случае взаимодействия между центрами различных людей, — в так называемой "бытовой магии" межличностных отношений. Например, не задействовав тот или иной центр, вы никогда не сможете получить от людей то, чего они вам, в общем-то, не должны; это прекрасно чувствует и слесарь ЖЭКа, "снимающий дань" со своего участка, и плейбой, выбирающий на улице подходящих ему женщин. Оба они чувствуют, что для достижения требуемого результата им необходимо войти в определенное СОСТОЯНИЕ.
Более редкие формы воздействия центров непосредственно на внешнюю среду традиционно относятся к области "более высокой" магии и колдовства и могут составить предмет парапсихологического исследования. Разные Сиддхи или "сверх-способности" также соотносятся с разными центрами.
Итак, описав вкратце общую картину функционирования системы Чакр, мы можем попытаться выяснить природу структур, осуществляющих эту функцию, — рассмотреть вопрос о "физических коррелятах" этих связанных с нашим телом фактов психического опыта.
[ Оглавление ]

4. ЧТО ТАКОЕ ЧАКРЫ? — СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ

"П о всей вероятности Чакры — это нейрогормональные структурно-функциональные объединения. Функциональные центры йоги представляли в виде системы Чакр, обозначая их разными рисунками, символами, и этого было вполне достаточно для понимания различных жизненных функций и умения управлять ими" (28).
Хотя цитируемая попытка определения "физических коррелятов" Чакр относится к одним из последних, она по существу мало чем отличается от предыдущих. До сих пор поиски таких коррелятов велись лишь по внешнему признаку: расположение Чакр в физическом теле пытались сравнивать с его анатомическим строением (см., напр., 60). Действительно, при этом были обнаружены некоторые соответствия. Сделали вывод: система Чакр отражает примитивные познания древних об анатомии нервной системы, где бедность знаний компенсируется богатством воображения.
Однако сравнивать имеет смысл лишь действительно однородные явления. Чакры же представляют собой определенные зоны "схемы тела", в которых испытываются определенные ощущения. Чакра — это место, в котором должно нечто ПЕРЕЖИВАТЬСЯ, а не место, в котором предполагается наличие какого-то ОРГАНА. Чакры представляют собой предмет специфической психологии, а не специфической анатомии; поиски же "физических коррелятов" — это, по существу, поиски механизмов "физиологического обеспечения психических функций" (цит. по 29, 6). Следовательно, для начала нужно определить, о каких психических функциях идет речь.
Ранее говорилось, что реакция центров на среду выражается в "особом целостном ощущении", локализованном в той или иной части тела. Это "особое ощущение" можно определить таким более строгим понятием как "психофизиологическое состояние".
Психофизиологическое состояние — это целостная реакция личности на внешние и внутренние стимулы, реакция не отдельной системы или органа, но именно личности в целом, неразрывное единство трех уровней реагирования, трех "составляющих": 1/ психической (переживания), 2/ физиологической (соматика и вегетатика) и 3/ поведенческой. В частности, представляя собой фон, на котором развертывается психическая и практическая деятельность человека, состояния оказывают самое непосредственное влияние на протекание этой деятельности, — в том числе познавательной, эмоционально-оценочной и волевой. Когда человек (произвольно или под влиянием извне) входит в то или иное состояние, эффективность его деятельности может повышаться или понижаться в зависимости от того, пребывает ли она в согласии с данным состоянием (см. 30, 330-334).
В качестве примера типичных психофизиологических состояний можно привести состояния страха и полового возбуждения. Эти два состояния связаны с двумя нижними центрами. Однако деятельность указанных центров вовсе не исчерпывается столь очевидными и однозначными состояниями. Наоборот, в повседневном опыте активность Чакр проявляется в форме очень тонких и сложных состояний, которые, даже будучи осознаны, практически невыразимы вербально.
Для состояний такого рода характерна четко выявленная пространственная локализация "физиологической составляющей", точнее, смазанность грани между психической и физиологической составляющими. При этом возникает впечатление, что "психическая составляющая" непосредственно обусловлена какими-то процессами, протекающими в той или иной части тела.
Как уже указывалось, "психическая составляющая" рассматриваемых психофизиологических состояний представляет собой особое "целостное ощущение, несущее в себе в снятом виде всю возможную информацию о данном воздействии". Именно в виду того, что форма данного ощущения не отделена от закрепленного в ней познавательного содержания, последнее, как правило, субъективно не переживается и не сознается (см. 13, 104-107).
Другими словами, мы имеем здесь дело с состояниями, несущими скрытую информацию о внешней и внутренней среде, с потенциальным интуитивным знанием, возникающим в результате взаимодействия чувственного и логического в познании (см. 32, 125).
По продолжительности различают три типа таких состояний: перманентные (хронические), текущие (длительные) и оперативные (мимолетные). Первые несут информацию об индивидуальных характеристиках, присущих нашей внутренней среде, а также о привычной для нас внешней среде обитания и, как правило, нами не отмечаются. Вторые несут информацию об устойчивом отклонении от стереотипа внешней и внутренней среды и наиболее заметны. Третьи отражают процесс непрерывных изменений во внешней и внутренней среде и, опять же, сознанием не фиксируются.
Итак, поиск "физических коррелятов" Чакр представляет собой по существу поиск "физиологических составляющих" целостных психофизиологических состояний. Поэтому вопрос об этих коррелятах следует формулировать следующим образом: деятельность каких анатомических структур ответственна за возникновение в нашем сознании ощущений, связанных с функцией Чакр?
Не говоря уже об отождествлении, Чакры не могут быть даже соотнесены с какими-то конкретными анатомическими образованиями. Они соотносятся именно с целыми областями человеческого тела, представленными соответствующими отделами спинного мозга, вегетативными нервными сплетениями, мышцами и участками кожи. С этой точки зрения бессмысленно спорить, например, с чем соотносится горловой центр — с глоточным сплетением или сонной артерией и каротидным синусом, щитовидной железой или местом присоединения спинного мозга к продолговатому, с гортанью или чем-либо еще.
Физиология не знает Чакр и не может знать их, поскольку Чакры, как таковые, вне переживания не существуют. Чакры — это не идеальные "экстракты" тела, но результат взаимодействия между внешней и внутренней средой организма как психофизиологической целостности. Учитывая же тот факт, что любая целостная деятельность организма осуществляется только при избирательной интеграции многих частных механизмов, мы можем утверждать, что физическим коррелятом системы Чакр служит ВСЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО, а не какие-то отдельные органы или системы органов.
Иными словами, к Чакрам не приложимы понятия о жесткой локализации. С различными Чакрами соотносятся различные "сегменты" тела (макушка, межбровье, горло, грудь, верхняя и нижняя часть живота, промежность) и, соответственно, все анатомические органы и физиологические функции, связанные с этими "сегментами". Следует полагать, что переживания, порождаемые деятельностью тех или иных Чакр, обусловлены всей интерорецепторной зоной,* представленной в том или ином "сегменте".

* Все внутренние органы снабжены рецепторами, так называемыми интерорецепторами, несущими информацию о внутренней среде организма. Рецепторы, несущие информацию о внешней среде и составляющие пять органов чувств, называются экстерорецепторами.

Отсутствием четкой анатомической привязки объясняются и многочисленные расхождения в вопросе о точной пространственной локализации Чакр. Расположена ли Анахата в правой части груди или по центру, на уровне мечевидного отростка грудины или выше его? Находится ли Манипура на уровне пупка или ниже? Где расположена Свадхиштхана, а где Муладхара? (Мужчинам особенно трудно разобраться с этим вопросом, поскольку нижние два центра у них перекрывают друг друга.) По всей вероятности, точная пространственная локализация Чакр обусловлена индивидуальными особенностями каждого конкретного организма. Можно предположить, что она зависит от источника доминирующих сигналов в данном "сегменте" тела.
Но каким образом сигналы, несущие информацию о различных физиологических процессах, могут отражаться на "психической составляющей" целостных психофизиологических состояний, связанных с функцией Чакр? Каким образом рабочие характеристики наших внутренних органов могут отражаться на характере нашей практической деятельности? Для того, чтобы построить теоретическую модель механизма проникновения интерорецепторной сигнализации на уровень сознания и подсознания, нам необходимо будет прежде всего разобрать принципиальный нейрофизиологический механизм сознательного восприятия как такового.
Только когда человек будет внутренне безжалостен к себе, он имеет право быть внешне безжалостным к другим.

Аватара пользователя

Глава форума
Профиль
Зарегистрирован: 08 дек 2015, 19:38
Откуда: Иваново
Магическое направление: Энергетика
Благодарил (а): 25 раз
Поблагодарили: 62 раза
Пол: Женщина
Zodiac: Aquarius
Сообщения: 871
Контактная информация:

Re: Принципиальные вопросы общей теории чакр

Сообщение#2 » 04 янв 2016, 21:14

5. НЕСПЕЦИФИЧЕСКАЯ АКТИВИРУЮЩАЯ СИСТЕМА (НАС)

В не зависимости того, спим мы или бодрствуем, в кору нашего мозга непрерывно поступает поток импульсов, несущих информацию о внешней и внутренней среде организма. Лишь малая часть этой информации достигает уровня сознания, сознается нами. Находясь в бодрствующем состоянии, мы реагируем на некоторые раздражители, воздействующие на наши органы чувств, но в большинстве своем они вызывают не больший эффект чем тогда, когда мы спим (см. 44, 324): разряды нейронов, несущие информацию о внешнем мире, как бы "повисают в воздухе", не имея возможности вступить во взаимный контакт. Деятельность же одного нейрона еще не создает психических функций, для этого необходимо взаимодействие многих нейронных полей (см. 25, 73). За счет чего "сплавляются" разрозненные импульсы?
Для того, чтобы разряд единичного нейрона, "квант информации", обрел какую-то значимость в рамках более широкого "информационного поля", вслед за первичным импульсом, поступившим в кору головного мозга по так называемым специфическим сенсорным путям, несущим конкретную информацию о среде, в кору должен поступить и поддерживающий его вторичный импульс, идущий по путям так называемой неспецифической активирующей системы (НАС), деятельность которой отражает актуальные в данный момент потребности человека как целостной психофизиологической единицы.*

* Тема и объем настоящей работы не позволяют сколько-нибудь подробно остановится на рассмотрении столь сложного явления, как неспецифическая активация, механизмы которой представлены здесь в предельно упрощенном и схематизированном виде. Подробнее о НАС см.: 8; 24; 29; 49; 76; 85 , 69-93. Последняя работа из указанных здесь, в значительной степени устаревшая, отражает важный этап развития научно-популярных представлений о НАС.

Отдельный импульс может войти в контакт с другими импульсами, то есть быть воспринятым, лишь в том случае, если он включает в себя обе компоненты — первичную ("информационную") и вторичную ("энергетическую"). Сознаются же лишь те информационные ансамбли "специфических" импульсов, которые получают дополнительную генерализированную энергетическую ("неспецифическую") поддержку со стороны лежащей в основе НАС мозговой структуры, называемой ретикулярной формацией.
Интроспективно явление такой избирательной энергетической поддержки информационных процессов знакомо каждому по феномену внимания. Например, когда все внимание направленно на восприятие информации, поступающей через зрительный рецептор, частично перестают снабжаться энергией сигналы, поступающие в мозг от других рецепторов, то есть человек может ничего не слышать и не чувствовать, — и наоборот, когда он весь "превращается в слух", он может ничего не видеть. Когда человек над чем-то усиленно думает, он "не замечает" ничего вокруг: энергия частично отводится с нерабочих участков для усиления рабочих.
Таким образом, внимание к ограниченному числу стимулов неизбежно сопровождается исключением из области сознательного восприятия огромного количества информации. То, какие раздражители получат преимущественную поддержку от НАС и будут осознаны, зависит от общей программы жизнедеятельности, осуществляемой человеком как целостным психофизиологическим организмом, от его "потребностей". Поскольку же наиболее общей "программой" служит приспособление организма к окружающей среде, наиболее полной и постоянной поддержкой НАС пользуются сигналы, поступающие от наших органов чувств, процессы наших жизненно-значимых эмоциональных реакций на среду, а также интеллектуальные процессы обработки информации о внешнем мире, процессы моделирования возможных ситуаций и т.д.
Функция НАС, частично знакомая нам по явлению внимания, в основе своей автоматизирована, непроизвольна. Говорится, что она "спит" (см. Приложение III). Произвольный же, сознательный контроль над этим процессом доступен нам лишь в минимальной степени. Произвольное внимание, к которому каждый человек прибегает в процессе научения чему-либо, представляет собой лишь временно необходимую фазу программирования функциональных систем, лежащих за порогом сознания, — в том числе и систем, обеспечивающих процесс непроизвольного внимания. Для того, чтобы, скажем, научиться играть на рояле или печатать на машинке вслепую, вначале нужно прилагать большие сознательные усилия. Однако, эти усилия, эти сознательно закладываемые программы дают соответствующий результат лишь проникнув на бессознательный уровень и действуя оттуда. Мы не сможем выполнить достаточно сложное произведение, размышляя, по какой клавише должен ударить в следующий момент каждый из десяти наших пальцев.
Различные йогические и оккультные методики развития внимания являются не чем иным, как попытками овладеть сознательным контролем над функцией НАС во всей ее "творящей миры" полноте (см. Приложение III), — способностью выводить на уровень сознания те процессы в коре мозга, которые обычно не сознаются. Начиная с произвольного выведения ранее не сознававшихся процессов на уровень сознания во время упражнений, в конце концов приходят к тому, что данный уровень сознательного восприятия становится непроизвольным, естественным: происходит расширение сферы сознательности.
Попробуем теперь на основании этих предварительных теоретических посылок смоделировать физиологические механизмы некоторых психических явлений, связанных с Чакрами, а именно: 1/ механизмы, благодаря которым характеристики нашей системы Чакр определяют характер нашей личности и 2/ механизмы визуализаций ("астральных миров") вызываемых сосредоточением на Чакрах.
[ Оглавление ]

6. ОРГАНИЗМ И ЛИЧНОСТЬ

"П ротивопоставление организма и личности свидетельствует о живучести дуалистической традиции... Отношение организма и личности есть отношение взаимопроникновения, ибо эти понятия выражают не два слоя реальности, а два аспекта одной и той же реальности" (64, 60).
В настоящее время установлено, что в коре имеется представительство всех внутренних органов и систем (см. 46), которые входят в состав соотносимых с Чакрами больших интерорецепторных зон. Обычно идущая от них импульсация сознается лишь в случае каких-то нарушений: заболит, скажем, сердце или живот.
В условиях патологии проявляется не только связь между внутренними органами и мозгом, но и их влияние на протекающие в нем процессы. Известно, что функциональные и органические расстройства внутренних органов отражаются на личностных характеристиках больного (см. 14). Например, многим страдающим от язвенных заболеваний органов пищеварения свойственны тревожность, раздражительность, гиперсоциальная исполнительность и чрезмерная приверженность этическим стандартам (см. 56, 124).
В условиях нормы влияние интерорецепторной информации на характер протекания психических процессов еще не исследовалось. Нетрудно предположить, однако, что сосуществуя на одном морфологическом уровне с "осознаваемой" корковой активностью, поток несознаваемой интерорецепторной информации каким-то неуловимым для обычного человека образом окрашивает процессы, протекающие в его сознании, что физиологическая индивидуальность нашего организма определяет психологическую индивидуальность нашей личности.
Как правило, в норме интерорецепторная информация не сознается. Однако осознание ее в принципе возможно, и достигается оно развитием внимания к тонким реакциям нашего тела на среду. Получив поддержку со стороны НАС, внутренняя информация становится сознаваемой наряду с внешней. Можно предположить, что различные формы восприятия деятельности Чакр обусловлены различной степенью активации корковых представительств соответствующих интерорецепторных зон, а также различными формами взаимодействия между системами внешних и внутренних анализаторов.
Можно предположить также, что механизм возникновения визуализаций в Чакрах (так называемых "астральных миров") связан с полным вытеснением с уровня сознания экстерорецепторной информации о внешней среде и замещением ее информацией, поступающей из внутренней среды организма, то есть от интерорецепторов. Попробуем, приняв эту точку зрения, разобрать механизм "чистой" визуализации ("астрального путешествия").
[ Оглавление ]

7. НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ
ПРОИЗВОЛЬНО ВЫЗЫВАЕМЫХ ВИЗУАЛИЗАЦИЙ

"А депты далеко не единодушны во мнении относительно того, насколько божественные существа, вызываемые во время практики Садханы, являются порождением их собственного воображения и насколько они обладают самостоятельным существованием подобно людям и животным внешнего мира.
Высокоавторитетное объяснение, записанное в священных книгах,* гласит, что эти божества, обладающие, подобно живым существам, цветом, формой и подвижностью, во всех случаях являются продуктом ума практикующего, — даже в том случае, когда возникают незваными и ведут себя независимо. Их существование объясняется тем, что в сознании человека наличествуют определенные уровни, недостижимые для обычных логико-мыслительных процессов. Божества представляют собой как бы инструменты для связи между этими уровнями и "нормальным" (обыденным) состоянием сознания" (12).

* Например, в "Тибетской книге мертвых".

Необходимым условием для возникновения произвольных и не самовнушенных визуализаций служит максимально возможное отвлечение всех пяти органов чувств от объектов внешнего мира (это соответствует пятой ступени восьмиступеньчатой Йоги, описанной Патанджали), а также приостановка всех интеллектуальных и эмоциональных процессов, порождаемых действием памяти и воображения. Почему названные условия способствуют возникновению визуализаций? Некоторые идеи, могущие помочь прояснению этого вопроса высказывает в книге "Мозг и сознание" Х.Дельгадо:
"Зрелый мозг со всем богатством его прошлого опыта и приобретенных навыков не способен осуществлять процесс мышления, не способен даже бодрствовать и реагировать, если он лишен своего воздуха — СЕНСОРНОЙ ИНФОРМАЦИИ" (25, 65).
Дельгадо рассматривает случаи, когда у больных, надолго прикованных к постели, появлялись психотические симптомы, в том числе бред и галлюцинации, которые не поддавались обычному медикаментозному лечению, но быстро исчезали после общения с людьми или после сенсорной стимуляции при помощи радио и телевидения. Эксперименты по сенсорной депривации также показали, что через несколько часов изоляции у испытываемых возникают зрительные и слуховые галлюцинации — подчас настолько реальные, что мешают заснуть. Из вышеприведенных фактов автор делает однозначный вывод: "Коре головного мозга для поддержания нормальной поведенческой и психической деятельности необходим сенсорный приток; при изоляции же от внешнего мира психические функции нарушаются" (см. там же, 65-70).
Однако если сознание, по определению Дельгадо "не автономно", но представляет собой "переработку в мозгу поступающей информации" (там же, 33), то результаты переработки какой информации отражают так называемые галлюцинации?
Логично предположить, что при изоляции от внешнего сенсорного потока кора переходит на внутреннее самообеспечение, раскрывая себя информации, идущей изнутри организма, и компенсируя таким образом недостаток информации из перекрытых внешних источников. Другими словами, лишая чувства их привычных внешних "пастбищ" мы понуждаем их искать новые, внутренние "пастбища".
Известно, что "возбуждение так называемых ассоциативных зон мозга может вызвать во входных каналах динамические возбуждения, аналогичные тем, которые вызываются сенсорными раздражителями". И если образы, которые предположительно возникают при таком возбуждении в обычных условиях (например, образы памяти и воображения), легко отличить от образов внешнего мира, то "в таких особых условиях, как временная сенсорная депривация, дифференциация внутреннего и внешнего механизмов формирования образов нарушается, вызывая появление различных иллюзий и галлюцинаций" (53, 184, 185).
Итак, модель нейрофизиологического механизма произвольно вызванной "чистой" визуализации ("астрального путешествия") может быть представлена следующим образом:
Сначала все импульсы, поступающие в кору от интерорецепторов, а также характеризующие обычный "ментальный фон", лишаются поддержки НАС (это достигается путем "отвлечения чувств" и "остановки внутреннего диалога"). Тем самым сознание лишается какой бы то ни было информации о внешнем мире и "физический план" как бы перестает существовать — корковая активность больше не отражает протекающих в нем процессов. Кроме того, в сознании устанавливается так называемая "ментальная тишина", не затрагиваемая никакими "информационными бурями".
Однако способом существования коры мозга как "физиологического субстрата психических функций" является непрерывная активность, непрерывная обработка поступающей информации. Поэтому в целях компенсации дефицита информации, возникающего вследствие такой "тотальной депривации", поддержку НАС начинают получать те импульсы, которые отражают процессы, протекающие в тех или иных интерорецепторных зонах (Чакрах). Теперь вся актуальная для "психонавта" реальность строится этими импульсами. Он попадает в иной мир.
[ Оглавление ]

8. ПРИРОДА "АСТРАЛЬНЫХ ОБРАЗОВ"

"Внастоящее время попытка перехода от нейронного уровня к уровню восприятия менее осуществима, чем полет на Луну во времена Древнего Рима. Экстраполируя земной опыт, древний римлянин мог бы задумать выстрел на Луну, а здесь даже в принципе остается неизвестным, существует ли переход от нейрона к образу, и если да, то как исследовать этот переход, природа которого так же загадочна, как сама жизнь" (49, 95).
Поэтому единственное, что мы можем в настоящее время сделать, — это провести некоторые достаточно очевидные параллели и привести некоторые гипотезы (хотелось бы надеяться, "достаточно безумные").
"Астральные образы" (равно как и любые другие) не могут возникать "из ничего", "сами по себе": возникая в результате возбуждения ассоциативных зон коры мозга, они всегда что-то отражают. Вот только что? Основная выдвигаемая здесь гипотеза состоит в том, что "астральные образы" представляют собой субъективное отражение в сознании нового типа корковой активности, которая обусловлена интерорецепторной информацией, поступающей из внутренней среды организма.
Отражение при этом осуществляется в форме так называемых "транскрипций" (см. 63) или, как говорил И.М.Сеченов, "небывалых комбинаций бывалых впечатлений" (цит. по 78, 249). Сознание по инерции воспринимает события "внутренних пространств" в формах, присущих событиям внешнего мира: иные формы ему неизвестны.
"Астральное путешествие" очень напоминает сновидение; однако поскольку в этом сновидении мы сохраняем бодрствующее сознание и не растворены в происходящих событиях, это "сновидение" представляется гораздо более реальным, чем апатичное восприятие приевшегося внешнего мира. Для "астрального мира" характерно и то, что хотя при наличии определенной практики мы можем проявлять здесь сознательную активность, основной поток "астральных событий" протекает независимо от нашего сознания.
"Пытаясь увязать представления о визуализируемых божествах (Деватах) как о служебных символах, создаваемых для целей медитации, с представлениями о них как о действительно самостоятельных сущностях иных планов, их соотносят иногда с той категорией явлений, которую Юнг называет "архетипами" — образами, существующими в умах всех людей, как часть коллективного наследия человечества. Однако Юнг никогда не говорил, что архетипы могут выходить из под контроля, а Деваты на это способны" (12).
В связи с этим мастера визуализации предостерегают от дилетантских экспериментов с глубинными силами человеческой психики: "Практиковать визуализацию — все равно, что ложится спать рядом с беременной тигрицей. Среди ночи она может проголодаться и съесть вас" (23). Говорится, что драконы в заколдованных лесах там, — сила не менее реальная и опасная, чем грузовики на улице здесь.
Феномен неконтролируемости астральных образов служит серьезным аргументом в пользу их "телесного", а не "умственного" происхождения: вегетативная жизнь тела, как правило, независима от нашей сознательной воли, в значительной степени независимы от нее и визуализации. От ума визуализируемые события получают лишь свою форму.
Форма визуализаций обусловлена нашими подсознательными ожиданиями, ее диктует наш подсознательный культурный багаж. Отмечая эту черту "астрального мира", один мой знакомый психонавт, инженер по образованию, рассказывал, что в своих астральных выходах нередко сталкивался со сложными техническими конструкциями, в частности, с объектами, которые он склонен был определять как "космические корабли", — добавляя, что в средневековье их наверняка назвали бы "башнями, полными чудес". Иными словами, повстречав в "астрале" башню, полную чудес, современный человек говорит, что видел нечто вроде космического корабля.
Впрочем на характере визуализаций явно отражаются и структурные свойства Чакр, так как связанные с разными Чакрами "миры" очень отличаются друг от друга. По всей вероятности, эти различия обусловлены типом взаимодействия между организмом и средой в области разных интерорецепторных зон, "образом жизни" этих областей. В данном случае Чакры являются центрами осознания принципиального способа энергообмена соответствующих интерорецепторных зон, "средоточиями различных специфических сил, находящих отражение в уме" (48).
Возьмем, к примеру, "астральные миры", связанные с нижними Чакрами и, как принято считать, наиболее тесно примыкающие к физическому плану. Здесь образное и содержательное наполнение сознания психонавта ("картина реальности") формируется различными безусловными вегетативными рефлексами — скажем, кишечника или предстательной железы. Это даже не подсознание, это именно бессознательный, глубоко равнодушный ко всему человеческому мир стимулов и реакций, который в обычной жизни только изредка и глухо дает о себе знать, — например, при переполненном мочевом пузыре в метро. Но теперь эти силы добираются до коры (сознания) с ее богатыми возможностями.
Психонавт оказывается в мире жадных, властных и грубых существ, и если способность его управлять такого рода активностью недостаточно развита еще на "физическом плане", существа эти будут делать с ним что пожелают. "Сразу завашим лежит мир, где нет ни закона, ни порядка. Со мной был Свет Матери и я прошел его" (цит. по 63). Если психонавт верит в черта, он столкнется с ним именно здесь. Если не верит, то черта не будет, но кошмары неминуемы. Они могут быть безличными, "абстрактными", со смазанными и перемешанными кусками несовместимых элементов привычной реальности, "транскрибирующими" крайне отрицательные эмоциональные состояния.
Вместе с тем наряду с отрицательными состояниями в каждом центре можно испытать также своеобразный, лишь ему свойственный вид наслаждения; если же победить самоактивность сил центра, отрицательных состояний вообще можно избежать. Говорится, что в этом и состоит ловушка Чакр на пути классической тантрической Садханы. Поэтому "требуется полное отвержение наслаждения и искушения со стороны высших существ" ("Йогасутры", 3.51, цит. по 17). В более высоких Чакрах, начиная с Анахаты, страдание и наслаждение становятся все более возвышенными, а реальность в которую "попадает" сознание — все более заманчивой.
"Терпеливо, через многие повторные опыты мы учимся распознавать, к какому плану относятся наши переживания, а затем — к какому уровню каждого из планов. Такая локализация необходима для того, чтобы научиться понимать значение этих переживаний. Это непонятный иностранный язык, даже несколько языков сразу, которые нам предстоит освоить, не смешивая с ними наш ментальный язык. Последнее, пожалуй, труднее всего, ввиду бессознательной тенденцией знакомого нам "земного" языка к искажению чистоты переживания... " (63).
Впервые попавшего в "астрал" можно сравнить с новорожденным, органы чувств которого еще не вполне сформировались: хотя рецепторы и превращают энергию внешних воздействий в нервные импульсы, корковые отделы соответствующих анализаторов еще недостаточно развиты для того, чтобы связать эти импульсы вместе, превратить их в факт сознания, действительно информирующий о протекающих внеего процессах.
Для того, чтобы извлечь из внутренних миров какую-то полезную информацию, необходимы все новые и новые контакты с ними, необходимо научиться в них жить, что весьма затруднительно, так как человеческие существа по природе своей обречены сознательно функционировать преимущественно во внешнем мире.
Следует отметить, что разнообразие внутренних приключений более характерно для европейского оккультизма и современных неортодоксальных школ Йоги, которые не придают большого значения традиционной символике Чакр, рассматривая последние как нечто вроде "коммуникационных амбразур" для выхода на иные "уровни проявления", столь же бесконечные и разнообразные, как физический мир.
Для "классических" средневековых йогинов проблема адекватности получаемой в этих мирах информации не существовала: их не интересовали внутренние пространства. Ортодоксальная йогическая практика преследовала одну цель: "освобождение от цепей Майи"; все остальное рассматривалось как искус, как очередная уловка той же Майи. Прежде, чем ученик получал от учителя благословение на работу с Чакрами, его воля и способность к концентрации были уже развиты до такой степени, что "силы" раскрываемой Чакры не успевали проявить самоактивность в сознании: это выражалось в том, что йогин видел приблизительно ту образную картину, которую ожидал увидеть.
Тем не менее, тантрические тексты указывают, что "центры" человеческого тела сообщаются с "космическими планами", каждый из которых отличен от другого и заселен своими "божествами". Восходя в процессе работы с Кундалини из Чакры в Чакру, йогин проходит через сообщающиеся с этими Чакрами "миры" (см. 2; 48; 63).
[ Оглавление ]

9. "АСТРАЛЬНЫЕ МИРЫ": МЫ В НИХ ИЛИ ОНИ В НАС?

З десь может возникнуть следующий резонный вопрос: рассматривая визуализируемые в Чакрах "астральные миры" как порождаемые исключительно ТЕЛОМ, не отступаем ли мы тем самым от первоначально принятой методологии, полагающей, что Чакры не существуют вне отношения со СРЕДОЙ?
Нет, не отступаем. Деятельность интерорецепторов (отражением которой предположительно являются визуализации) как раз и обусловлена их непосредственным контактом с внешними по отношению к ним частям внутренней среды организма. Кроме того, визуализации представляют собой продукт взаимодействия между событиями во внутренней среде организма и формами восприятия, заданными внешней средой.
Вопрос, однако, можно поставить и несколько иначе: каким образом информация о внешней среде, как таковой ("люди, места и ситуации"), отражается на активности "больших интерорецепторных зон", предположительно соотносящихся с Чакрами? Воспринимается ли такого рода информация об окружающей среде непосредственно телом (а если да, то как?) и лишь затем в той или иной степени сознается, или же протекающие в психике информационные (сознаваемые или неосознаваемые) процессы попросту "детонируют" на физиологию, вызывая тем самым специфические ощущения в теле, т.е. приобретая дополнительную "физиологическую окраску"?
Очевидно, с чисто психофизиологической точки зрения второе допущение будет вполне достаточным. Не выходя за рамки психофизиологии представляется возможным проинтерпретировать не только механизмы "информативной" функции Чакр в нашем повседневном опыте, но и принципиальный механизм повседневного "непосредственного воздействия" Чакр на среду и Чакры других людей: повышенная активность тех или иных центров обостряет нашу восприимчивость к ситуациям, благоприятным для осуществления тех или иных конкретных форм деятельности, связанных с этими центрами, а также стимулирует и облегчает протекание данных форм деятельности, объективно способствуя быстрейшему достижению стоящих перед нами задач. При определенном же теоретическом настрое такая высокорезультативная деятельность может субъективно восприниматься как "непосредственное воздействие" центров на среду.
"Психофизиологический" арсенал концептуальных средств позволяет проинтерпретировать даже такой феномен, как визуализация различных "тонких тел" (то есть различных слоев "ауры"), — и, в частности, пространственно соотносящихся с Чакрами "аномалий" ("завихрений", "воронок") в этих телах. Указанные явления могут представлять собой проекцию на корковый уровень зрительного анализатора, как на экран дисплея, интегрального результата обработки "подпороговой" информации, поступающей по обычным чувственным (а не "сверхчувственным") каналам. Аура при этом трактуется как зрительная иллюзия, несущая тем не менее объективную информацию. Такая информация может быть "дешифрована" опытным сенситивом.
Людей, привыкших к традиционным оккультно-йогическим интерпретациям рассмотренного здесь круга вопросов, вряд ли удовлетворит чисто психофизиологический вариант их решения.
Многим любителям ментальной экзотики не понравится его недостаточная романтичность. Действительно, не прибегая к "умножению сущностей", то есть к представлениям об "уровнях проявления" или "космических планах", существующих якобы параллельно со знакомым нам "физическим планом", такой подход заземляет полет нашей фантазии и в значительной степени обедняет возможности наших интеллектуальных игр.
Многие профессионалы сочтут, что психофизиологическая интерпретация не соответствует "теоретической очевидности" их непосредственного опыта. Следует заметить, однако, что люди, отождествляющие свой личный опыт с его теоретическим оформлением, находятся во власти ментальных иллюзий и витальных предпочтений, — а последнее в рамках ими же принимаемой системы взглядов считается не самым хорошим тоном.
И все же подлинная причина традиционного "умножения сущностей" заключена не в ментальных иллюзиях и витальных предпочтениях, — она лежит гораздо глубже и обусловлена смутным чувством нашей изначальной родственности, нашего изначального единства со всей "остальной" вселенной и другими людьми. Это глубинное чувство причастности и не позволяет многим из нас принять такую, казалось бы "очевидную" идею о том, что мы субстанционально изолированы, отсечены от мира своими "естественными анатомическими границами", преодолевая их лишь в процессе дыхания и еды.
Так, оккультная традиция утверждает, что наш индивидуальный внутренний мир представляет собой лишь крошечную часть огромного "Невидимого Мира", подобно тому, как наше тело представляет собой крошечную часть физического мира. И подобно тому как в физическом мире мы лично порождаем лишь немногие из воспринимаемых нами явлений и процессов, не мы порождаем и большинство процессов "своего" внутреннего мира. Мы лишь воспринимаем их.
Несмотря на то, что "официальные" современные представления о человеке оценивают его в психофизиологическом плане как индивидуальность и только в социальном аспекте говорят о нем как о проявлении чего-то целого, по мере развития научного знания о природе живого мы сталкиваемся со все большим числом фактов, дающих основания для все более внимательного отношения к холистическим интуициям наших предшественников.
Сегодня ученные прорывают узкие "контурные" представления о живых существах, апеллируя не к духу, а к материи, не к психологии, а к физиологии, не к интроспекции, а к объективному эксперименту. Они экспериментально показывают, например, что "жизнедеятельность глубоко скрытых в организме внутренних электрогенных органов... не ограничивается только анатомическими контурами тела, но в виде объемной динамической структуры электромагнитного поля распространяется со скоростью света на все пространство вне их тела...", что "живые существа постоянно пронизаны всевозможными полями и сами активно их создают" (22, 134).
Основой для объединения этих двух подходов к пониманию взаимодействия человека и мира (психофизиологического и биопольного) может послужить тантрическая традиция. Так, в отношении визуализируемых "астральных миров" тантризм признает, что наши тела их не только порождают, но и воспринимают, — что воспринимаемые нами "астральные миры" порождены не только нашим собственным телом. Однако прежде, чем попытаться как-либо проинтерпретировать это заявление, нужно будет ознакомится с тантрической концепцией тела.
Итак, что такое тело?
[ Оглавление ]

10. ТАНТРИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ТЕЛА

П редставляя собой особый тип видения мира и человека в нем, тантризм не исчерпывается индуистскими и буддистскими Тантрами, в которых он обрел свое наиболее полное и систематизированное изложение, и которым он обязан самим своим именем. Элементы такого видения мира обнаруживаются в учениях китайских даосов, кельтских друидов, мексиканских индейцев и даже христианских гностиков, — например, в "Евангелии от Фомы". В истоках же своих это мировосприятие восходит к почитавшим творческое начало ("Мать мира") культам и земледельческим обрядам эпохи матриархата.
Его теоретической основой, "если данное выражение здесь вообще уместно, является теория единства природы и человеческого тела, рассматривающая оба эти объекта в качестве двух аспектов одной и той же лежащей в их основе реальности" (80, 367). Человеческое тело — это микрокосм, копирующий макрокосм: постигнув тайны своего тела мы тем самым можем овладеть и тайнами природы. Основным инструментом тантрической Садханы также служит ТЕЛО — в отличие от "патриархальной" ведической Садханы, инструментом которой служит СОЗНАНИЕ. Тантры считают, что для расширения сознания не существует орудия более совершенного, чем человеческое тело.
Огромное значение, придаваемое тантристами телу, послужило причиной пренебрежительного к ним отношения со стороны всего "спиритуального мира". Действительно, с точки зрения здравого смысла духовной ортодоксии очень трудно представить, каким образом тело как таковое способно расширять сознание. Ведь в духовном аспекте тело традиционно рассматривается как "сосуд греха", "темница духа", в лучшем случае как "храм духа", как его "инструмент", но всегда однозначно: это не более чем неодушевленная физическая оболочка, приводимая во движение душой или "жизненной силой"; и единственное, чем эта нечистая по своей природе грубая плоть может способствовать росту духа — не мешать ему. Тантрическое же понимание отношения "тело-дух" совершенно не укладывается в рамки подобных привычных представлений, более того, оно им прямо противоположно.
Впрочем, здесь следует напомнить, что тантрический строй мышления, противопоставляемый этим "привычным представлениям", вовсе не является чем-то новым и революционным; наоборот, это отголосок миропонимания далекой эпохи матриархата, миропонимания, вытесненного патриархальными представлениями о сознании-абсолюте. Продолжая подспудно развиваться в замкнутом кругу эзотерических сект, это древнее миропонимание и составляет оппозицию представлениям, ставшим со временем "привычными", "традиционными", "ортодоксальными" и т.д.
В чем же "неортодоксальность" тантризма и почему Шанкара называл его "смерти подобным"? Пожалуй, наиболее четко принципиальная тантрическая позиция выражена друидами, у которых символом души была омела. Подобно омеле, ДУША ПАРАЗИТИРУЕТ НА ДЕРЕВЕ ТЕЛА, ЖИВЯ ЕГО СОКАМИ (см. 45, 265).
Пытаясь теоретически проинтерпретировать результаты своих интроспективных исследований "схемы тела", тантристы пришли к выводу, что сознанию дано лишь то, что показывает ему тело. Сознание можно изменять, изменяя точки его подключения к телу.
Эти выводы звучат для нас совершенно дико, поскольку наше отношение к телу вполне "традиционно", то есть физиологично: тело для нас — это скелет, наполненный внутренностями, обложенный мышцами, обтянутый кожей и, в лучшем случае, окруженный какими-то полями неопределенной природы. Оккультные представления о различных "более тонких" телах, скрывающихся за фасадом "грубого", лишь подчеркивают физиологичность его понимания как бездуховной ОБОЛОЧКИ или СРЕДСТВА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ. В противоположность такому традиционно-физиологичному отношению к телу, понимание тела Тантрами, — причем именно грубого, физического тела, — глубоко мистично.
"ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО — РЕЗЮМЕ ВСЕЛЕННОЙ... Все наши члены, все наши органы соотносятся с силами, циркулирующими в космосе, и сформировались в связи с ними... Горнее существо человека не имеет какой-либо формы, но состоит только из сил, токов, энергий, света и излучений, конденсация которых создала физические органы, какими мы их знаем" (3).
Точки, в которых космические энергии кристаллизируются в качества тела, и в которых "качества тела разрешаются или трансформируются в психические силы" (21a), называются Чакрами.
Таким образом, органы тела на физическом плане служат как бы верхушками айсбергов, образуемых иными планами реальности, — это "выходы" иных планов на физический. Иными словами, тантристы рассматривают тело как СОВОКУПНОСТЬ ФИЗИЧЕСКИХ ПРОЕКЦИЙ всех планов реальности.
Сознание отражает мир через тело, то есть через индивидуальную окраску соподчинения активности представленных в нем проекций различных планов (связанных с различными функциями тела). Поэтому "если вы хотите увидеть мир во всей его истинности и понять эту Истину, вы должны сначала добиться такого состояния, когда все ваш тело будет подобно отполированному зеркалу" (цит. по 1).
Согласно тантрическим представлениям, у обычного человека структура восприятия мира определяется в основном структурой активности органов зоны солнечного сплетения. "Когда ум пребывает в СЕРДЦЕ, душа замечает духовный свет и восклицает: что это? Когда ум подступает к ГОРЛУ... человек любит слушать и говорить о Боге. Когда ум поднимается еще выше и приближается к БРОВЯМ, перед ним встает видение Божественного Существа... Но лишь на следующей стадии ум... входит в Божественное Сознание и ощущает свое единство с Бесконечным" (54, 39). Впрочем, вне зависимости от "точек подключения", восприятие мира человеком столь же неповторимо, как и его тело.
Итак, тело как целостность есть интегрированное физическое проявление активности различных "планов" реальности. Причем физическое тело — это единственное место во вселенной, где все ее уровни связно представлены в своей иерархической последовательности. Отсюда и иное, "нетрадиционное" отношение к телу у тантристов. Тело для них — это "воистину лучшее из творений". Лишь обретая тело и усвоив уроки всех уровней представленного здесь "зримого", "зрящий" обретает возможность постигнуть свою подлинную природу.
"Тело есть основа всех наук. Здесь протекают все священные реки, здесь расположены все священные обители и места паломничества, Солнце и Луна. Я никогда не видел места, более достойного поклонения и более преисполненного благодати, чем мое тело.
Да, важнее всего для человека его тело. Ты сможешь достичь мира не раньше, чем узнаешь его тайны" (цит. по 80).
Подобно безумному нищему, который повсюду таскает с собой котомку, полную драгоценностей, мы не догадываемся заглянуть в свое тело и не подозреваем о скрытых в нем сокровищах. Тайна тела заключается в том, что оно не исчерпывается собой как моделью мира, — микрокосмом, копирующим макрокосм, — но служит ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВОМ МИРОВ, и эти представительства, будучи столь же неразрывно связаны со своими мирами, как физическое тело с физическим миром, являются такими же "выходами" на свои планы, как физическое тело — на план физический.
Поэтому второй тайной тела есть то, что оно служит не только представительством миров, но и ПОСРЕДНИКОМ МЕЖДУ МИРАМИ, — единственной точкой как физического, так и любого другого мира, через которую можно вступить в контакт со всеми уровнями проявления и стать проводником их сил или, пройдя и победив их, вернуться "к Себе".
Но что это за "миры", совокупность которых порождает на физическом плане такой удивительный феномен, как человеческое тело? Очевидно, "колеса" нашего тела вращают те самые "миры", с которыми мы имели дело, разбирая вопрос о природе визуализаций в Чакрах.

* * * * *

"Мы состоим, как уже говорилось, из некоторого количества центров сознания, которые располагаются от макушки головы прямо вниз до основания позвоночника. Каждый из этих центров, напоминающих станции приема волн различной длины, связан с различными планами сознания, от которых мы получаем (большей частью не сознавая того) все виды вибраций: тонкие физические, витальные, ментальные, — более высокие или более низкие, — которые определяют наш способ думать, чувствовать, жить.
Вся игра нашей фронтальной природы приходит извне — из всеобщего разума, всеобщей витальности или из высших сфер, если мы способны на них "настраиваться". Индивидуальное сознание, будучи чем-то вроде фильтра, отбирает некоторые вибрации, более предпочтительные чем другие, — в соответствии со своей средой, традициями и т.п. Принятые же нами вибрации преобразуются в нас в идеи, стремления, низость или благородство " (63).
По сравнению с представленной выше традиционной (патриархальной) оккультно-йогической точкой зрения на всеобщие миры, "пересечение" которых создает наше индивидуальное СОЗНАНИЕ, тантризм оказывается гораздо более радикальным учением: он утверждает, что всеобщие миры ("космические планы") создают и наше индивидуальное ТЕЛО.
Пытаясь выяснить природу "миров", визуализируемых в Чакрах, мы предположили, что они порождаются нашим телом. С тантрической точки зрения визуализируемые события имеют более сложную природу: они обусловлены не только нашим телом, но и мирами, порождающими наше тело. А откуда берутся эти миры? Они порождаются телами других людей, животных, растений и даже, говорят, минералами. В свете современных разработок, связанных с теорией "биологического поля" и "электромагнитной организующей матрицы" (см. 45, 224-225), эти фантастические древние представления получают как бы второе свое рождение. С чем связано возникновение подобных теорий в наше время?
Только когда человек будет внутренне безжалостен к себе, он имеет право быть внешне безжалостным к другим.

Аватара пользователя

Глава форума
Профиль
Зарегистрирован: 08 дек 2015, 19:38
Откуда: Иваново
Магическое направление: Энергетика
Благодарил (а): 25 раз
Поблагодарили: 62 раза
Пол: Женщина
Zodiac: Aquarius
Сообщения: 871
Контактная информация:

Re: Принципиальные вопросы общей теории чакр

Сообщение#3 » 04 янв 2016, 21:15

11. ТЕОРИИ БИОЛОГИЧЕСКОГО ПОЛЯ

Н ередко упускают из виду тот факт, что А.Г.Гурвич ввел в биологию понятие "поля" вовсе не с целью теоретического обоснования "психических феноменов" (телепатии, психокинеза и т.п.). Создание теории биополя явилось результатом попыток проникнуть в механизм НАСЛЕДОВАНИЯ ПРОСТРАНСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ОРГАНИЗМА (то есть механизм осуществления, а не только лишь передачи наследственности), а также в механизм СОХРАНЕНИЯ ВНУТРИКЛЕТОЧНОЙ ПРОСТРАНСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ. Иными словами, создание этой теории было попыткой объяснить, благодаря чему молекулы объединяются и остаются объединенными в клетку, клетки — в орган, а орган — в организм.
Действительно, представить себе, каким образом сложнейшие системы, каковыми являются биологические объекты, способны сохранять свою идентичность, то есть оставаться самими собой в условиях "метаболического вихря", составляющего способ существования входящих в них элементов, можно только, допустив, что элементы эти соподчинены некоторому "единому нормирующему фактору", связанному со всей системой как "целым". Из понятия "единого нормирующего фактора" и выросло понятие "поля" (см. 9, 98-99).
Как объяснить тот факт, что в процессе эмбрионального формообразования деление клеток приводит к возникновению не просто однородной биомассы наподобие культуры дрожжей, а столь сложной системы, как, скажем, человеческий организм? В результате чего возникает неоднородность элементов?
Пытаясь ответить на этот вопрос, "механика развития то и дело приходит к опровергнутым ею же самой представлениям об изначальной неоднородности элементов дифференцирующихся систем. Представить же себе возникновение различий в комплексе однородных... элементов можно только, если допустить, что они "соподчинены" некоторому полю, так что возникающие в них различия являются простыми функциями от их положения в этом поле" (9, 100).
Гипотетическое морфогенное (формообразующее) биологическое поле, по Гурвичу, не может быть сведено ни к одному из известных физических полей. Оно присуще только живому и преемственно, то есть не может возникнуть в какой-то момент заново. Источниками поля Гурвич считает молекулы хроматина клеточных ядер. Клетки взаимодействуют посредством своих полей, так что судьба каждой данной клетки определяется синтезированным вектором от всех близлежащих клеточных полей. При этом элементарные клеточные поля вкладываются в поля органов и систем органов, а те, в свою очередь, — в единое биоэнергетическое поле организма (см. 31, 9).
Подобно тому как совокупность неуловимых гипотетических гравитационных полей, генерируемых всеми объектами, служит для нашей вселенной чем-то вроде обручей для бочки, каркасом, не дающим ей "развалиться", так и эти биополя служат "силовыми каркасами", обеспечивающими целостность всех биологических объектов, начиная с клетки и кончая человеком (а возможно, как считают некоторые, — и человеческим обществом).
Еще сильнее перекликаются с тантрическими представлениями те теории, в которых биологические поля выполняют не только конструктивную функцию, обеспечивая сохранение целостности живых организмов, но и функцию информационную, выступая в качестве посредника между организмом и средой.
Так, А.С.Ромен считает, что основу организма как саморегулирующейся системы "составляет определенный энергетический каркас (структура), в котором можно выделить две части: внутреннюю и внешнюю. Внутренняя взаимосвязана с внутренней средой организма (всеми ее составляющими) и обнаруживается в виде... так называемых "активных точек" кожи (то есть точек акупунктуры — ¦20). Внешняя взаимосвязана с внешними процессами (протекающими вне организма) и обнаруживается в виде своеобразной энергетической оболочки (в частности, формируя своеобразное поле), являющейся по существу той частью организма, которая выполняет первоначальное взаимодействие с окружающей средой (и в то же время получает разнообразную информацию из внутренней среды)" (61, 302).
По мнению В.А.Фролова "активные точки" кожи представляют собой рецепторы "биоинформационной системы" (БИС) организма, чувствительной к сверхслабым электромагнитным полям. При этом "организм выступает в роли кибернетического автомата, следящей системы, постоянно, на уровне подсознания, обрабатывающей состояние внутреннего гомеостазиса в соответствии с сигналами, постоянно поступающими из внешнего информационного поля... Более того, если найти способы вывода подсознательной работы на уровень сознания, можно расшифровать систему Фурье-образов, постоянно воздействующих на БИС, то есть восстановить пространственные и временные портреты источников излучений" (74, 318).
П.И.Гуляев указывает, что согласно элементарным законам физики, вокруг проводника, по которому проходит ток (а наш организм буквально начинен такими проводниками) неизбежно должно возникнуть электромагнитное поле. Наличие таких внешних ("ауральных") полей вокруг тела человека и животных экспериментально доказано и регистрируется с помощью специальных приборов — ауротронов и ауроскопов (см. 22).
Поскольку же ауральные поля воздействуют на электронные приборы, есть все основания допустить, что они воздействуют и на живые существа, что "все живое на земле связано друг с другом ауральными полями различных свойств и в различной степени. Ауротроника показывает, что события в нервной системе человека не могут происходить независимо от событий, протекающих в организмах других людей, животных и растений. Мы еще не выявили экспериментально и инструментально подробности этой связи, но надеемся сделать это в будущем" (22, 134).
Одной из наиболее серьезных причин для теоретических сомнений относительно способности волн поля, возникающего при различных биологических процессах, влиять каким-то образом на другой организм, служит слабость этих сигналов.
"Как показали расчеты выполненные Аркадьевым, мощность биосигнала настолько мала, что вряд ли "телепатеме" удалось бы вообще покинуть пределы черепа... Однако если придерживаться мнения, что процессы приема и усиления в нервной системе протекают на молекулярном уровне и даже на уровне клеток (условно отождествляя их с каскадами усиления), — а это принципиально возможно, — то, учитывая огромное количество нервных элементов в головном мозгу* (свыше 10 миллиардов), действительно трудно найти пределы возможного усиления в такой системе слабых первичных сигналов" (33, 5-6).

* Следует заметить, что биоэлектромагнитные поля создает не только мозг. Эти поля, — возможно, с иными параметрами, — должны генерировать все электрогенные органы, и не последнюю роль в этом играют, по всей вероятности, сплетения вегетативной нервной системы, входящие в состав различных Чакр.

Вне зависимости от того, насколько эти предположения соответствуют действительности, с различными элементарными формами дистантных межличностных взаимодействий ("телепатической связи"), в особенности, связанных с родственниками и близкими людьми, сталкивался в своем личном опыте, пожалуй, каждый человек.
По природе своей такая связь не является формой общения: как правило, дистантные взаимодействия не сознаются и протекают преимущественно на уровне первой сигнальной системы (см. 33, 9). Можно полагать, что в результате повышения роли сознательного элемента в адаптации к среде, развития коры головного мозга и второй сигнальной системы (постоянная активность которой в форме "внутреннего диалога" значительно повышает порог восприятия внешних сигналов) у людей этот вид связи влияет на индивидуальное поведение в несколько меньшей степени, чем у животных.
С другой стороны, у человека, в отличие от животных, появилась возможность осознавать это влияние, более того, сознательно ИСПОЛЬЗОВАТЬ его механизмы.

* * * * *

Итак, объективные эксперименты и наш субъективный опыт дают основания предполагать существование полей, создаваемых живыми организмами; существует также объективная необходимость в какой-то теории биологического поля ("организующей матрицы"), обусловленная современным этапом развития науки о биологических объектах. Тантрическое учение о "мирах", порождаемых нашими телами и порождающих наши тела, может рассматриваться в качестве одного из вариантов такой теории.
[ Оглавление ]

12. ИЕРАРХИЯ "МИРОВ" КАК ЧАСТОТНЫЙ СПЕКТР
Н аши тела обретают в процессе эмбриогенеза свойственные им структурно-пространственные характеристики и сохраняют их в дальнейшем благодаря существованию единого биологического "поля жизни", создаваемого всей совокупностью живых организмов, — начиная простейшими и кончая человеком.
Это поле возникает и развивается параллельно с эволюцией живых организмов, обусловленной развитием системы "организмы-среда". В процессе эволюции постепенно возникают различные "диапазоны" биологического поля. Прогрессивные формы живых организмов, создаваясь по матрице старых "диапазонов", процессом своей жизнедеятельности вносят в общее поле новые "частотные характеристики". Будучи достаточно четко выражены, эти частотные характеристики превращаются в новый "диапазон" всеобщего биологического поля, надындивидуальную "организующую матрицу", которая, фиксируя пространственную организацию индивидуальных структур, обеспечивающих данный тип обретенных функций и свойств, как бы "узаконивает" воспроизведение биологических структур такого типа в ходе дальнейшей эволюции. Чем более организован организм, тем в более широком диапазоне частот он работает.
Биологическое поле жизни — именно живое поле. Оно несет информацию гораздо более богатую и разнообразную, чем недавно "оживленный" человеком радиодиапазон электромагнитного поля, поскольку каждый живой организм непрерывно "передает в эфир" данные о строении, функции, состоянии и т.д. представляющих его биологических структур.
Чакры с этой точки зрения могут рассматриваться как нечто вроде приемно-передающих устройств, точек включения индивидуального организма в соответствующие диапазоны породившего его всеобщего "поля жизни". Таким образом, Чакры несут информацию не только о событиях, происходящих в организме, но и о событиях, происходящих в "эфире" данного диапазона; более того, обладая достаточным опытом, с помощью Чакр можно получать из "эфира" целевую информацию, — например, о состоянии тех или иных органов конкретного организма.
Осознание биопольной информации, воспринимаемой нашими телами, может происходить как на уровне смутных висцеральных ощущений, так и на уровне "визуальных транскрипций" — зрительных образов. В случае чистой визуализации, протекающей на уровне функций всех пяти органов чувств, информация такого рода полностью определяет объектный аспект нашего сознания: мы попадаем в один из "астральных миров".
Характерной особенностью тантрической теории служит представление об иерархии "миров", создающих целостный психофизиологический организм человека. Эти "миры" или "планы" относятся к различным слоям так называемых "покровов Майи".* Всего упоминается пять покровов: покров пищи — АННАМАЙЯ КОША, покров жизни — ПРАНАМАЙЯ КОША, покров ума — МАНОМАЙЯ КОША, покров мудрости — ВИДЖНЯНАМАЙЯ КОША и покров блаженства — АНАНДАМАЙЯ КОША. Согласно постулату "как наверху, так и внизу", указанные покровы представляют собой объективные "уровни реальности" и субъективные "уровни восприятия" этой реальности человеком (см. 66).

* Майя — иллюзия (досл. "мастерство обмана"). В зависимости от исходных философско-теоретических постулатов в это понятие вкладывается различное содержание. Можно сказать, например, что, будучи "свидетелем покровов", человек, тем не менее, последовательно отождествляет себя с каждым из них, превращая его в иллюзорное (воображаемое) "я". Для современного человека характерно отождествление себя с "покровом ума".

В традиционной пост-тантрической (патриархатной) интерпретации учение о пяти "покровах" рассматривается прежде всего как космологическая теория, трактующая об "уровнях проявления" непроявленного духа, о последовательном "огрублении" духа в результате "нисхождения" его в материю (см., напр., 63; 79, 42-49). Развивая, "утоньшая" свое сознание человек оказывается способным входить в соприкосновение с все более тонкими "уровнями проявления". Различные оккультные течения предлагают различные варианты членения объективной реальности по уровням (см. предисл. к 58). Несмотря на расхождения в терминологии и количестве выделяемых уровней ("планов"), все оккультные теории эволюции и строения вселенной создаются по той же схеме "от тонкого к грубому", что и приведенная выше система пяти "покровов Майи".
Что послужило фактической основой для возникновения теорий о "планах" и "уровнях" реальности? Попробуем разобраться в этом на примере концепции "пяти покровов".
Происхождение ее, несомненно, психологическое. Перед нами не ТЕОРИЯ, а именно ОПИСАНИЕ, перечень тех уровней восприятия, с которыми мы сталкиваемся, обращаясь к наблюдению своего собственного тела и внутреннего мира. Описательная суть этой классификации до некоторой степени скрыта благодаря объяснительной функции используемых в ней терминов.
Так, наиболее грубым и очевидным уровнем восприятия выступает восприятие нашего физического тела как вещи среди других вещей предметного мира. Материал для тела поступает из поглощаемой нами пищи, поэтому оно и называется "покровом пищи". Однако тело дано нам также во внутреннем ощущении. Эти ощущения связаны прежде всего с различными движениями — движениями тела и движениями в теле. А источником этих движений древние считали дыхание, отметив, что к самопроизвольному движению способно лишь то, что дышит. Да и самые движения в теле подобны ветрам, дуновениям (санскр."Вайю"). Поэтому восприятие "схемы тела" было названо "покровом дыхания" или "покровом жизни".* Далее, объектами восприятия могут становиться сознаваемые нами психические и познавательные процессы, то есть актуальное содержание нашего внутреннего мира. Этот уровень восприятия был назван "покровом ума" или "покровом души". Далее, мудрецы смогли различить, тот неочевидный факт, что мудрость или творческое разрешение трудноразрешимых проблем приходит к нам из какого-то надсознательного, несознаваемого источника. Этот уровень, данный нам лишь опосредованно в своих плодах, и был назван "покровом мудрости". Далее, — что для человека есть непреходящим счастьем и радостью? Люди, посвятившие себя исследованию этого вопроса, пришли к выводу, что непреходящее счастье не может быть основано на каких-либо объектах по причине их преходящей природы, но оно становится фактом в случае преодоления конфронтации между "я" и "не-я", субъектом и объектом. Надличный уровень восприятия, на котором постигается единство человека и мира, был назван "покровом блаженства". Все эти объектные покровы сознания скрывают нас — "свидетелей покровов" — от самих себя. Высвобождение себя из-под "покровов Майи" служит целью йогической Садханы.

* "Жизнь" — другое значение слова "прана". Действительно, дыхание служит индикатором жизни:покуда есть дыхание, есть жизнь, — и, как добавляют древние, есть надежда. "Пранамайя" дословно переводится как "живой", "преисполненный жизни".

По мере того, как у человека в ходе всеобщей эволюции сознания развивалось воображение и инструментальное мышление, а функция непосредственного восприятия слабела, первоначальное описательное значение системы "пяти покровов" было забыто, и она стала рассматриваться как космогоническая теория. Уровни восприятия при этом превратились в исторические этапы эволюции вселенной.
Традиционное отождествление уровней восприятия с уровнями проявления представляет собой не что иное, как проецирование результатов интроспективного анализа субъективной реальности на картину объективной реальности, то есть антропоморфизацию вселенной. Теории эволюции, построенные по такому принципу, являются по существу мифологизированной психологией и страдают рядом внутренних противоречий, вскрытых еще Шанкарой в его критике теории эволюции "соглашательской Санкхьи" (см. 80), на которой основано большинство позднейших оккультных спекуляций о "космических планах", "уровнях проявления" и т.п., — в том числе теософские доктрины и работы йогических просветителей конца XIX века Вивекананды и Рамачараки (16 ;17; 58; 59).
В частности, центральный недостаток теории эволюции "от тонкого к грубому" состоит в том, что различные этапы "проявления" или "огрубления" нельзя логически вывести один из другого (см. 55). Следует, впрочем, особо отметить, что лежащая в основе такого подхода онтологизация психологии вряд ли может быть принята в качестве законного теоретического выражения ведущего тантрического постулата, согласно которому "душа, подобно омеле, паразитирует на дереве тела".
С другой стороны, на фоне современной нам научной психологии такая мифологизированная психология обладает определенными преимуществами: в отличие от психологии как науки, этот миф обращен к человеку.
Академическая психология — это отчужденная психология, отвлеченная и самодостаточная "наука для науки" (в лучшем случае — "для производства"), наука искушенная в знании о ком-то постороннем, а не о том переживающем человеке, которым есть каждый из нас. В ней отсутствует экзистенциальная, то есть значимая для НАШЕГО существования проблематика; огромный материал, накопленный научной описательной и объяснительной психологией ничего не говорит о проблемах того внутреннего мира, с которым МЫ имеем дело в своем непосредственном повседневном опыте, не дает нам никаких ориентиров, не открывает никаких ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ПЕРСПЕКТИВ дальнейшего внутреннего роста.
Все это есть в той фантастической, мифологизированной психологии, с которой мы сталкиваемся в оккультной и йогической литературе. И поэтому люди обращаются к ней, несмотря на всю ее, казалось бы, очевидную научную несостоятельность. И поэтому их мир оказывается разорванным на воображаемый (в котором они пытаются жить) и воспринимаемый (в котором им приходится жить). И поэтому, как нам представляется, задача состоит в том, чтобы демифологизировать "эзотерическую психологию", сохранив ее экзистенциальный стержень.
Далее мы пробуем рассмотреть учение о "пяти покровах", исходя из фундаментального постулата тантризма о "душе, паразитирующей на дереве тела", а также попытавшись увязать его с другим фундаментальным постулатом — "как наверху, так и внизу". Для этого нам придется поставить учение о "покровах Майи" с головы на ноги.

* * * * *

Итак, "внизу", то есть на уровне индивидуальном ("микрокосм"), "покровы Майи" даны нам в форме различных уровней восприятия. А "вверху", то есть на всеобщем уровне ("макрокосм") они существуют в виде различных волновых диапазонов, "надстроившихся" в процессе эволюции над диапазоном описанных выше "полей жизни", которые обеспечивают воссоздание биологических структур и поддержание их целостности.
Эволюция покровов при таком подходе рассматривается как идущая от "грубого" к "тонкому", причем макрокосм ограничивается исключительно физическим планом, Аннамайя Кошей. Остальные покровы представляют собой идеальное отражение в индивидуальном сознании (рассматриваемом как микрокосм) различных тонкоматериальных ("полевых") процессов, порождаемых человеческим организмом, в том числе его мозгом, — и взаимодействующих на уровне всеобщего поля (рассматриваемого как макрокосм) с аналогичными процессами, порождаемыми другими организмами. При этом каждому из "уровней" объективного восприятия соответствует какой-то "уровень" объективной реальности — один из частотных диапазонов всеобщего поля, последовательно возникающих в ходе эволюции. Микрокосм (человек) и макрокосм (вселенная) как бы воспроизводят друг друга.
Материальным субстратом сознания при таком подходе оказываются не нейрогормональные процессы мозга, а особый материальный процесс, который имеет природу поля* и представляет собой функцию целостного организма, — в том числе его мозга.

* Непрерывность того, что мы называем сознанием, также непрямо свидетельствует о полевой природе его материального субстрата.

Более того, на "полевом" уровне индивидуальность организма в значительной степени снята, и он включен во всеобщие процессы породившей его "полевой" среды. Обладая видимостью индивидуальности, "покровы Майи" скрывают от нас нашу всеобщую природу и поэтому называются "покровами Майи". Говорится, что задача Йоги состоит в высвобождении нашей природы из-под покровов индивидуального сознания (фаза так называемой "реализации" или "восхождения к Свету") и превращении "покровов Майи" в послушные проводники скрываемых ими всеобщих процессов (фаза так называемой "трансмутации" или "нисхождения Света" — см. 63).
Таким образом, представляя собой единство "внутреннего" и "внешнего", различные "покровы Майи" отражают не только структурные уровни организации системы организм-среда, но и исторические этапы ее эволюции, приведшей к возникновению человека и ведущий за его пределы.

* * * * *

В разделах оккультной и йогической литературы, посвященных теме "покровов", "планов" и "плоскостей" реальности, царит, можно сказать, традиционная теоретическая неразбериха. Не заблудиться в этом лесу противоречивых мнений можно лишь ориентируясь на личный опыт. Далее будет предпринята попытка более подробного анализа каждого из покровов и их составляющих, основанная на опыте непосредственного восприятия анализируемых явлений. Особое внимание мы уделим "покрову мудрости" и входящим в его состав так называемым "высшим телам" — причинному и просветленному (каузальному и буддхическому), — области, в традиционном анализе которой наиболее очевидно просматривается преданность авторов "делу логики, а не логике дела".
Только когда человек будет внутренне безжалостен к себе, он имеет право быть внешне безжалостным к другим.

Аватара пользователя

Глава форума
Профиль
Зарегистрирован: 08 дек 2015, 19:38
Откуда: Иваново
Магическое направление: Энергетика
Благодарил (а): 25 раз
Поблагодарили: 62 раза
Пол: Женщина
Zodiac: Aquarius
Сообщения: 871
Контактная информация:

Re: Принципиальные вопросы общей теории чакр

Сообщение#4 » 04 янв 2016, 21:15

13. "ПОКРОВЫ", "ТЕЛА" И "ПЛАНЫ"

У ровень субъективного восприятия рассмотренных ранее "полей жизни", которые создают "энергетический каркас" биологических объектов, относится к ПРАНАМАЙЯ КОШЕ — "покрову дыхания" или "покрову жизни". Согласно традиционным тантрическим представлениям, этот покров состоит из "жизненной силы" (Праны), поглощаемой якобы живыми существами из воздуха в процессе дыхания. Чтобы не прерывать описания "покровов Майи", мы проинтерпретируем эти представления отдельно (см. Приложение II).
Пранамайя включает в себя два слоя: "грубой" Праны (Стхула Прана) и "тонкой" Праны (Сукшма Прана). Стхула Прана, называемая в оккультной традиции "эфирным двойником" или "эфирным телом", — это уровень восприятия кожно-мышечных, соматических ощущений, связанных с общим энергетическим тонусом. Указанный уровень восприятия несет информацию прежде всего о положении тела в пространстве и переживается как однородная "схема тела". Это тело, данное нам во внутренних ощущениях, обладает некоторой независимостью от "грубого" физического тела: например, держа руку "грубого" тела неподвижно, мы без труда можем пошевелить "тонкими" ("эфирными") пальцами.
Оккультная традиция утверждает, что посредством специальных методов "эфирное тело" может быть полностью экстериоризировано, то есть выделено из физического тела ("подобно мечу из ножен"), в результате чего человек обретает способность к "путешествиям вне тела". В книге А.С. Ромена "Самовнушение и его влияние на организм человека" (Алма-Ата, 1970) среди побочных эффектов глубокой релаксации упоминается и экстериоризация. Автор настоящей статьи не обладает личным опытом "внетелесных переживаний" и поэтому не находит возможным каким-либо образом расценивать эти заявления.
Существует, однако, гипотеза, согласно которой поле, возникающее в результате биоэлектрических процессов в нейронах коры головного мозга, может при определенных обстоятельствах "освобождаться" от своего "генератора" и обретать самостоятельное существование в форме так называемой "уединенной волны", оставаясь при этом стабильным и сохраняя присущую ему внутреннюю структуру. Сегодня такие свободные гомеостатические поля (СГП) науке неизвестны, — возможно по той причине, что никто никогда их не искал.
СГП можно представить по аналогии с такими знакомыми нам явлениями, как шаровая молния, водоворот или смерч — объектами, внутренняя динамика которых позволяет им продолжительное время сохранять свою структуру. В последнее время в математике активно развивается теория солитонов,* на основании которой возможно построение математической модели СГП. И тем не менее, вопрос о возможности появления СГП в природе продолжает оставаться открытым.

* Солитоны — понятие из области квантовой биологии, которая пытается, в частности, разгадать механизмы передачи энергии в клетке. Это гипотетические сгустки энергии, способные перемещаться по молекулярной цепочке без энергетических потерь. Характерной особенностью солитонов служит исключительная устойчивость. Так, они могут проходить друг сквозь друга без изменения внутренней структуры и скорости движения (см. 43, 310-312).

Если Стхула Прана представляет собой уровень восприятия СТРУКТУРЫ тела, то Сукшма-Прана — это уровень восприятия ощущений, обусловленных различными вегетативными ПРОЦЕССАМИ, протекающими в теле. Впрочем, ощущения этого уровня могут распространяться и вне контуров тела, — например, восьмой центр (Сахасрара Чакра) переживается над головой. Сукшма Прана — это собственно "энергетическое тело", назначение которого состоит в непрерывном извлечении информации об "энергетической среде" — местах, людях и ситуациях. Именно на этом уровне воспринимаются Чакры.
Однако информация, поступающая через Чакры, не ограничивается уровнем переживаемых энергий тела, взаимодействующих с энергиями окружающей среды. Чакры связаны со всеми "покровами", и следующим из них выступает МАНОМАЙЯ КОША — "покров ума" или "покров души", который состоит из двух основных слоев: витального и ментального.
Еще на начальных этапах эволюции у биологических объектов возникает способность к мгновенной целостной реакции всего организма на различные раздражители, — реакции положительной или отрицательной (вовлечения или избегания) в зависимости от значения данного раздражителя для выживания, полезности его или вредности. Способность испытывать такую "симпатию" ил "антипатию" к ситуации и среде наблюдается уже у простейших; однако в полной мере она проявляет себя в животном мире — в форме влечений, желаний и низших эмоций, связанных с жизненными потребностями организма.
Эта пограничная область может рассматриваться "как психическое выражение раздражений, поступающих из недр организма и достигающих психики, как состояние потребности действовать, возникающее в психике вследствие связи последней с телом" (73, 18). У человека, почти без изменений унаследовавшего от животных указанную сферу психофизиологических процессов (называемую в оккультной литературе "низшим виталом" или Кама Рупой), она получила дальнейшее развитие в форме высших эмоций и чувств — моральных, интеллектуальных и эстетических ("высший витал", Кама Арупа). Более того, "у людей эмоция изолируется от царства инстинктов" (20, 130).
Состояние тела, охваченного витальным порывом или эмоциональной бурей, — а в этот процесс вовлекаются железы внутренней секреции, вегетативная и центральная нервная система, — не может не отразиться на общем поле организма. Узор "более тонких" частотных характеристик витального уровня при этом как бы вплетается в канву "более грубых" модуляций энергетического уровня. Не говоря уже о ярко выраженной положительной или отрицательной эмоциональной окраске психофизиологического тонуса организма, взаимопроницаемость витальных и энергетических волновых структур косвенно подтверждается также тем фактом, что эмоциональное состояние отражается на состоянии внутренних органов (как тут не вспомнить печальноизвестные инфаркты, язвы желудка, мигрени и прочие "расстройства на нервной почве"), и наоборот, — состояние внутренних органов отражается на эмоциональном состоянии. Так, при расстройствах сердечной деятельности возникает эмоция страха, функции печени — гневная раздражительность, функции желудка — состояние апатии и безразличия, при затруднениях в опорожнении полостных органов — чувство беспокойства (см. 14). О существовании некоего "витального поля" может косвенно свидетельствовать "заразительность" эмоций, та необычная легкость, с которой они передаются от человека к человеку. Достаточно сильный индуктор может оказывать эмоциональное воздействие на большие массы людей.
По мере развития такой важной структуры, обеспечивающей адаптацию к внешней среде, как центральная нервная система, у живых организмов возникла способность к обработке и накоплению информации о среде и своих на нее реакциях. Эта способность, наблюдаемая уже у животных в форме образного мышления ("низший ментал", Рупа Манас), у человека получила свое дальнейшее развитие в форме абстрактного мышления ("высший ментал", Арупа Манас) и способности к предвидению результатов своих действий. Это привело к развитию самосознания (Ахамкара), а последнее — к возникновению способности сознательного контроля над своим ментальным потоком, то есть разума.
С обретением самосознания человек начинает сознавать все перечисленные уровни "покровов Майи" как "себя" и отождествляется с ними, становится пространственно и личностно обособленным индивидом. Тем самым происходит выделение индивидуальных "тел" (энергетического, витального и ментального) из всеобщих планов; до появления Ахамкары "тела" как бы растворены на соответствующих им "планах".
Таким образом, канва витальных частотных модуляций, вплетенная в волновые характеристики того или иного сегмента энергетического каркаса (то есть Чакры), оказывается украшена канвой "еще более тонких" ментальных частот. При этом модулированные волны различных диапазонов "энергетического каркаса", создаваемого непосредственно физическим телом, становятся несущими для частотных модуляций витального уровня, а последние — несущими для волн "мысленной информации".
Косвенным подтверждением данной гипотезы может служить тот факт, что результативность "опытов по передаче мысли на расстояние"* значительно повышается, если индуктор и перцепиент пребывают в эмоциональном контакте, а также если индуктор находится в состоянии эмоционального возбуждения, а перцепиент — в состоянии покоя. Кроме того, "мысленная информация" воспринимается в образно-чувственной форме. Например, во время опыта в котором я принимал участие и в котором были соблюдены все вышеуказанные условия, передаваемое слово вспыхнуло у меня перед закрытыми глазами огненными буквами.

* Следует заметить, что принцип "передачи мысли на расстояние" не противоречит диалектико-материалистической методологии: передается на расстояние не мысль, а волны генерируемые мозгом в момент мышления. Как пишет Б.Б.Кажинский, "пришедшая извне биоэлектромагнитная волна (продукт акта мышления первого человека) приносит с собой в мозг второго человека энергию внешнего раздражения, принимающую форму сознания этого мозга" (33, 15).

В отличие от теософской, тантрическая традиция не выделяет витальный и ментальный план в самостоятельные уровни проявления, рассматривая их как два взаимопроникающих аспекта Маномайя Коши — "покрова души" или уровня восприятия сознаваемых психических и познавательных процессов. Действительно, доступный нашему осознанию внутренний мир представляет собой единство содержательных и личностно-смысловых аспектов: мы переживаем содержание нашего внутреннего мира, а не просто знаем о нем (см. 62, 97-98). Эмоции могут быть оторваны от интеллекта лишь в умственной абстракции.
Итак, индивидуальные поля, несущие информацию о витальных и ментальных событиях, которые протекают в сознании их владельцев, определяются характеристиками "энергетических каркасов", которые несут информацию о событиях, протекающих в их телах. Совокупность индивидуальных "энергетических каркасов" различных видов живых существ создает всеобщую "организующую матрицу" — "поле жизни" с очень широким диапазоном частот (наиболее полно представленным в "организующей матрице" человека), обеспечивающем сохранение эволюционно оправдавших себя видов, — подобным же образом совокупность индивидуальных витальных и ментальных полей создает всеобщие диапазоны частот ("витальный план" и "ментальный план"), "параллельные" энергетическому, и обеспечивающие сохранение и воспроизводство тех или иных ментальных процессов. Все индивидуальные поля погружены в это всеобщее поле и восприимчивы к его влияниям в свойственных для них диапазонах частот, обусловленных специфическими характеристиками систем Чакр, порождающих данные индивидуальные поля.
По мере развития и усложнения индивидуальных сознаваемых психических и познавательных процессов, во всеобщем поле образовался новый, более тонкий диапазон, отражающий деятельность неосознаваемых механизмов фиксации, накопления и обработки информации, — так называемых "неосознаваемых форм высшей нервной деятельности" (см. 6).
Некоторые авторы указывают, что бессознательное представляет собой не просто отдельную, изолированную область психики человека, но "выступает как момент, как составная часть каждого познавательного акта — ощущения, восприятия, представления, мышления" (13, 130). В значительной степени бессознательно и наше поведение, более того, "инструментальное поведение и его осознание часто противоположны друг другу: чем эффективнее мы выполняем действия, тем меньше мы их осознаем" (53, 124). Анализ приспособительного поведения показывает, что "бессознательное по своему объему, превосходит сознание... Оно обеспечивает приспособление организма к относительно постоянным условиям существования, освобождая сознание для конструктивно творческой деятельности в условиях изменяющейся среды" (13, 131).
В сущности, все потенциально сознаваемые процессы бессознательны в том смысле, что протекают независимо от сознания: сознание лишь регистрирует их. Бессознателен, например, процесс речи. Действительно, мы сознаем слова лишь после того как они произнесены; если мы попытаемся сделать произнесение каждого слова сознательным актом, то вряд ли сможем поддерживать разговор. Этот парадокс пассивного свидетеля — Пуруши и слепой деятельницы — Пракрити становится особенно очевидным во время попыток установить сознательный контроль над какими-либо процессами, протекающими "в свете" сознания. С пассивностью, "пустотой" сознания сталкивается каждый человек, внезапно поставленный перед необходимостью "сказать что-нибудь".
Существуют, однако, и такие области психики, которые весьма труднодоступны или даже принципиально недоступны для непосредственного восприятия. В тантрической традиции эти уровни называются ВИДЖНЯНАМАЙЯ КОШЕЙ или "покровом премудрости". О существовании его мы можем судить лишь опосредованно — по его плодам, проявляющимся на уровне Маномайя Коши как воля, память и интуиция. Указанный покров включает в себя два слоя — "низшего Буддхи" (собственно Буддхи) или Карана Шариру, "тело причин" и "высшего Буддхи" (Махата, "великого") или Ишвару — "Господа".
В современной йогической литературе категорию Буддхи (досл. "пробужденная", женск. род) принято отождествлять с европейской категорией "разума", различающего, сознающего содержание и природу понятий, которыми бессознательно оперирует Манас, отождествляемый с категорией "рассудка" (см. 5, 7-15; 71, 195).
Совершенно не учитывая того факта, что в тантрической иерархии "уровней проявления" Буддхи лежит выше самосознания (Ахамкары*), данная интерпретация лишает рассматриваемую систему "уровней проявления" внутренней логики и по существу направлена на ее теоретическую дискредитацию. (О том, как это делается, см. 55, — главу, посвященную Санкхье). Будучи свободны от рамок спиритуалистической методологии, мы позволим себе большую последовательность.

* Собственно говоря, упускаемая иногда "за ненадобностью" Ахамкара (см. 72,149) как раз и может быть соотнесена с категорией "разума", поскольку "разумное всегда выступает как самосознание" (13,112), а "чувство я" не существует вне разумного акта рефлексии.

Буддхи (низший Буддхи) действительно можно рассматривать как "определяющую способность" (см. 17), некую "волю", контролирующую поток мышления, дающую право на существование одним мыслям и отвергающую другие. Однако в процессе мышления (не говоря уже о целостном процессе жизнедеятельности) у нашего разума нет ни необходимости, ни возможности "принимать решения" по поводу каждой отдельной мысли подобно тому как у него нет ни необходимости, ни возможности следить за движениями каждого отдельного пальца во время игры на рояле. Л.С.Выготский писал об этом, что "сама мысль рождается не из другой мысли, а из мотивирующей сферы нашего сознания" (19, 314).
"Мотивирующая сфера" определяется в индуистской традиции как Карана Шарира, "тело причин" (кстати, словарь дает и другой перевод слова "карана" — "мотив"). "Каузальное или причинное тело обязано своим именем тому факту, что в нем содержатся причины всего проявляющегося затем на низших планах" (52). Говорится, что каузальное тело служит "хранилищем приобретенного опыта".
Традиционалистски ориентированные индусы (48; 54) относят Карана Шариру не к Виджнянамайе, а к следующему "покрову", Анандамайе. Делается это из "космологических соображений", суть которых сводится к тому, что Анандамайя, будучи первым и наиболее "тонким" из "уровней проявления", должна была бы содержать в себе "семена" всей последующей эволюции.
Теософы (38; 52), верные канонам классической европейской философии с ее спекулятивной абсолютизацией и даже мифологизацией разума, отождествляют каузальное тело с Арупа Манасом или высшим менталом, то есть относят его к Маномайя Коше. Однако причины наблюдаемых нами интеллектуальных и эмоциональных явлений лежат не в сфере нашего мышления ("идеологии"), а в неосознаваемой нами сфере потребностей ("экономике" целостного психофизиологического организма). Но люди, по словам Энгельса, "привыкли объяснять свои действия из своего мышления, вместо того, чтобы объяснять их из своих потребностей".
Мотивы наших действий являются отражением наших потребностей. (Уточнение понятия "потребности" мы отложим до следующей главы.) Однако, "мотивирующая сфера" Карана Шариры включает в себя не только "смыслообразующие личностные мотивы", но и установки, навыки, динамические стереотипы и ассоциативные связи, выработавшиеся у нас в процессе взаимодействия со внешней средой, — она представляет собой всю сумму обретенных нами знаний о назначении окружающих вещей, которая неявно тормозит осознание их других свойств (см. 13, 82). Виджнянабхикшу (Санкхьяправачанабхашья, 11.41) говорит, что В БУДДХИ СОДЕРЖАТСЯ ВСЕ САНСКАРЫ.
Санскары — это подсознательные следы наших прошлых действий, "стремящиеся к проявлению" и особым образом определяющие в каждый данный момент характер нашего индивидуального отношения к происходящему, а таким образом и характер наших действий, нашего взаимодействия с миром и другими людьми, — определяющих в конечном счете нашу судьбу.
П.Д.Успенский пишет, что "каузальное тело содержит причины своих действий внутри себя, оно независимо от внешних причин и является телом воли" (70). Действительно, поскольку функция Карана Шариры состоит в фиксировании итогов развития индивида (определяющих дальнейшее его развитие), она обладает очень слабой восприимчивостью к случайным внешним воздействиям. И тем не менее, отличительным свойством Карана Шариры служит именно ее программируемость: достаточно активно и целенаправленно "заряжая" ее теми или иными Санскарами, мы в конце концов обнаруживаем, что наше сознание и действие начинают естественно и без усилий с нашей стороны течь в требуемом направлении. В качестве примера можно привести процесс обучения, — скажем, обучения все той же игре на рояле, — хотя "санскарообразование" активируется любым устремлением, не обязательно стремлением научиться чему-либо. Причем сила стремления не только определяет интенсивность процесса санскарообразования, но и поддерживается последним.
Индивидуальные стремления всех людей образуют "причинный диапазон" всеобщего поля, который связывает единой судьбой нас всех — все человечество. Будучи включена в этот всеобщий диапазон, именуемый "каузальным планом", Карана Шарира определяет течение нашей личной судьбы среди джунглей переплетающихся судеб других людей. Положительная и отрицательная "пси-опосредованная инструментальная реакция" (см. 45, 124-125), "рука Судьбы", "чудесные совпадения" и т.п. — все это различные проявления той активной роли, которую играет всеобщий "каузальный план" в нашей личной жизни. Следует заметить, что для случайного посетителя "оперативный" выход на каузальный план (доступ к механизмам "стечения обстоятельств") надежно закрыт замком эго (личностного самосознания).
Следующим слоем Виджнянамайя Коши служит высший Буддхи (Махат) или Ишвара.* В отличие от низшего Буддхи, "ИШВАРА НЕ ЗАПЯТНАН САНСКАРАМИ. Обладая всеведением и будучи неподвластен времени, он является учителем Учителей" (Йогасутры, 1.24-26).

* О правомерности рассмотрения Буддхи как Ишвары см. 55, 497, 531, а также монографию Л.Циборана (77). Шри Ауробиндо прямо говорит о двух Буддхи — высшем и низшем (см. 5).

Если персонификация причинного уровня в форме "Ангела Хранителя" или "Беса Вредителя" представляет собой по существу воплощение бытовой интуиции (положительной или отрицательной соответственно), то Ишвара воплощает в себе сферу подсознательных механизмов творчества — источник любых качественно новых проявлений в познании и действии. Природа этого источника во все времена истолковывалась различно — в соответствии с верованиями и образованием людей, входивших с ним в сознательный контакт.
Функции Ишвары прямо противоположны функциям описанной выше Карана Шариры; он нацелен не на сохранение частных достижений, а на их преодоление. В его задачу входит сохранение процесса развития.
По существу, Ишвара представляет собой ту неосознаваемую сферу сознания, которую П.В.Симонов вслед за К.С.Станиславским назвал "сверхсознанием". Симонов рассматривает сверхсознание как "один из психологических механизмов, благодаря которому объективные потребности развития общества трансформируются в мотивы поведения отдельного человека" (65, 63).
"Сверхсознание способствуют развитию в самом широком смысле этого слова, нередко опрокидывая глубоко усвоенные нормы во имя более важных, хотя и неосознаваемых норм и ценностей, отказ от которых несовместим с развитием человеческой цивилизации..." Поскольку же "этим высшим ценностям, накопленным человечеством на протяжении столетий, должно быть обеспеченно надежное хранилище от превратностей и противоречивости сиюминутных влияний" (65, 62-64), механизмы сверхсознания, как говорит Симонов, "осознанию не подлежат".
С другой стороны, Ишвара — это не просто "Хранитель Пути", но именно "Учитель Учителей", источник инсайтов или интуитивных озарений — способности к "ускоренному, внезапному переходу от старых форм знания к новым" (32, 125). Персонифицированный Ишвара — это Господь йогинов, объект их почитания и поклонения. Они полагают, что всеми своими достижениями обязаны Ему, а не своим сознательным усилиям, и что все в конечном счете зависит от Его милости.
С объектной точки зрения Ишвара представляет собой общее определение для ряда "неосознаваемых форм высшей нервной деятельности", которые проявляются, в частности, в виде интеллектуальной интуиции, и как таковые ничего "мистического" в себе не содержат. "Мистическим" есть общение, сознательный контакт с Ишварой.
"Плодами деятельности этих скрытых уровней обработки информации — "уроками Ишвары" — неосознанно пользуется каждый человек. Такое пользование подобно сбору диких плодов; йогины же, так сказать, занимаются "организованным сельским хозяйством". Выделяя в себе себя и Ишвару, они вступают с ним в личные отношения, сознательно определяют общение с ним целью своих стремлений. Ишвара становится желанным "другим" в нас. Такая внутренняя психологическая позиция, эмоционально окрашенная всей гаммой личностных отношений, служит активатором надсознательных процессов и в огромной степени усиливает их эффективность" (86).
Однако позиция эта должна быть активной. Характерная особенность внутреннего Учителя, которая в корне отличает его от "внешних" учителей, состоит в том, что он не только никогда не настаивает на своей точке зрения, но говорит лишь тогда, когда мы страстно его вопрошаем, — и молчит, если вопроса нет или вопрос задан праздно. Интуиция, подобно компьютеру, выдает самое компактное и совершенное решение, исходя при этом из заложенных в нее исходных данных. Но достаточны ли эти данные? Все ли учтено? Поэтому необходимым условием контакта с надсознательным Учителем служит сознательное совершенствование искусства вопрошания.
Не случайно задача двух первых ступеней Йоги состоит в создании условий для Ишварапранидханы, "принесения всего в жертву Ишваре" (Йогасутры, 2.45). Цель Йоги может быть достигнута лишь в том случае, если вся жизнедеятельность и вся сфера сознательного целеполагания поставлены на службу этому надсознательному принципу: "Что отдал — твоим пребудет, что не отдал — потерял". Браман Чаттерджи пишет, что "раскрытие принципа Буддхи в человеке превращает его в "Посвященного" (79, 50).
Итак, здесь были рассмотрены два уровня "покрова премудрости" — статический (низший Буддхи) и динамический (высший Буддхи). В отличие от низшего Буддхи, который можно рассматривать как обусловленную прошлым опытом совокупность неосознаваемых психических и познавательных структур, определяющих характер протекания сознаваемых психических и познавательных процессов, высший Буддхи представляет собой обусловленную прошлым опытом совокупность неосознаваемых психических и познавательных процессов, благодаря которым в сфере осознания возникают новые психические и познавательные структуры.
Виджнянамайя вбирает в себя весь обретенный опыт индивида и преобразует его в "эликсир премудрости"; она представляет собой своеобразный "аккумулятор", не зарядив который энергией нашего упования, мы не сможем получить искру мудрости — и не сможем, соответственно, сдвинуться с места.
Подобно тому, как низший витал составляет переходный этап от безличностной подсознательности Пранамайи к сознательной личностной сфере Маномайи, низший Буддхи отмечает переход к сфере Виджнянамайи — надсознательной и надличностной. Пранамайя более "груба" чем Маномайя, и в то же время более скрыта и не столь очевидна. Так же обстоят дела с Виджнянамайей и следующим, "более тонким" уровнем восприятия — АНАНДАМАЙЯ КОШЕЙ, "покровом радости" или "блаженства"; я предпочитаю говорить о радости. В отличие от завуалированного и незаметного "покрова премудрости", к которому в той или иной степени причастен каждый человек, "покров радости" дан не каждому, но, будучи достигнут, сознается со всей очевидностью.
Если Виджнянамайя обеспечивает так называемое "различающее познание", в котором достигается полное разотождествление "зрящего" с внутренними состояниями и составляющими их компонентами (интеллектуальными, эмоциональными и "энергетическими"), то на уровне Анандамайи происходит, так сказать, контролируемое отождествление "зрящего" с окружающими его всеобщими процессами. Этот уровень связан с нивелировкой или расширением самосознания, изменением обычных, "нормальных" (отчужденных) субъект-объектных отношений.
"Теперь мой ум больше не ищет... Теперь мой ум уже больше не идет ощупью, не шарит, не задает вопросов. Это не значит, что мой ум удовлетворен настоящим положением вещей; это значит, что такой ум не создает иллюзий. Такой ум может действовать в совершенно ином измерении..., где не существует конфликта, где нет ощущения "разделенности" (см. 35).
"Некоторые писатели называют этот душевный опыт "космическим сознанием" что представляет собой довольно подходящий термин, так как просветление, особенно в его высших формах, заставляет соприкоснуться с жизнью в ее целом, почувствовать родство со всей жизнью, — высокой и низкой, большой и малой, доброй и злой" (58,35).
Следует особо отметить, что этот уровень восприятия обусловлен не какими-то особыми "возвышенными" формами интеллектуальных и эмоциональных процессов (хотя и может сопровождаться ими), а изменением самого воспринимающего, точнее, типа взаимодействия между воспринимающим и объектами любых уровней восприятия — безразлично каких.
Это восприятие нового способа бытия, а не новых форм бытия. По видимости все останется таким, как прежде, — и в то же время все неуловимо и совершенно меняется. Ввиду неуловимости, "невоспринимаемости" происходящей перемены Анандамайю иногда даже называют не новым уровнем восприятия, а новым уровнем существования. Выражение этого уровня доступно лишь языку поэзии и логических парадоксов:
"Когда он не знал о Пути,
Горы для него были горами,
А воды водами.
Когда он вступил на Путь,
Горы для него перестали быть горами,
А воды водами.
Когда он постиг Путь,
Горы для него вновь стали горами,
А воды — водами" (см. 67).
Только когда человек будет внутренне безжалостен к себе, он имеет право быть внешне безжалостным к другим.

Аватара пользователя

Глава форума
Профиль
Зарегистрирован: 08 дек 2015, 19:38
Откуда: Иваново
Магическое направление: Энергетика
Благодарил (а): 25 раз
Поблагодарили: 62 раза
Пол: Женщина
Zodiac: Aquarius
Сообщения: 871
Контактная информация:

Re: Принципиальные вопросы общей теории чакр

Сообщение#5 » 04 янв 2016, 21:15

Анандамайя — это уровень восприятия, не скованный рамками "знания о предназначении вещей", а также не скованного рамками личности; уровень на котором присутствует "я" и "не-я", субъект и объект, но отсутствует барьер между ними. Это уровень операционального, а не экзистенциального отчуждения индивида от универсума, человека от мира.
Поэтому говорится, что Анандамайя начинается с Аннамайи, с физического плана. Как и в Аннамайе, объектом этого уровня восприятия служит весь мир; в то же время Анандамайя не исчерпывается "внешним миром", но включает в себя и "мир внутренний", — она охватывает все покровы во всем многообразии протекающих здесь процессов.
В случае обыденного видения функцию субъекта, "зрящего" (Пуруши) выполняет та или иная потенциально объективируемая, то есть "зримая" структура (Пракрити) с которой отождествляет себя субъект, — такой структурой может быть, например, ментальный процесс. В ходе йогической Садханы зрящий полностью разотождествляется со зримым, субъект освобождается от всех объективируемых структур, обнаруживая, что "ничто не есть я". Тем самым создаются предпосылки для тантрического видения, в котором зрящий сознательно сливается со зримым, предаваясь созерцанию "того, что есть", во всей его полноте.
Для описания такого "подлинного осознания того, что есть", такого ВОВЛЕЧЕННОГО СОЗЕРЦАНИЯ "чистым субъектом" одновременной игры всех покровов Майи, не замаскированных более под "я", тантрическая традиция использует эротическую символику. Говорится, что Пракрити (досл. "прародительница") встречает Пурушу (досл. "мужа") и отдается ему лишь на этом уровне. Осознав наконец-то себя и происходящее, обнаружив в себе присутствие Пуруши, Пракрити входит в последнее из возможных для себя состояний — состояние экстаза.
Таким образом Пуруша оказывается в экстатической вселенной, которая играет с ним сбросив маски, — свободно, самодостаточно, без какого-либо стремления опутать его своей игрой. Это и есть уровень подлинной Лилы — "Божественной Игры", которая серьезнее любых человеческих дел.
"Она простирается, чтобы обмануть одиночество,
Однако глаза Ее постигают Себя и смеются.
Ее глаза — игроки, и их выигрыш — пригоршни Света".*

* Здесь и далее — обработка поэзии Поля Элюара (см. 83).

Покров "честной игры" представляет собой наиболее труднопреодолимую ловушку Майи, применившей здесь последнее оружие, против которого, практически, нет защиты, — оружие истины. Анандамайя — это динамическое и бесконечно разнообразное единение с истиной, сбросившей все покровы, чарующей нас своей наготой, доступностью и любовью.
Но как правило такая честная игра продолжается недолго. Едва успев пресытится танцами неведения, Пуруша очаровывается танцем Истины и ЗАБЫВАЕТ СЕБЯ, — утрачивает нить медитации. Непроизвольно отождествившись с каким-то из элементов этой космической мистерии, он проваливается в "волчью яму" Маномайи.
"В пустыне, которая обитала во Мне, Она обняла Меня
И, обняв, даже Мне приказала видеть и слышать невидимое
В тишине ослепительного мрака.
Встала Она на веках Моих, косы с Моими смешав волосами
Форму рук Моих приняла, цвет Моих глаз вобрала
И растворилась в Моей тени как брошенный в небо камень.
Всегда у Нее открыты глаза, они не дают Мне спать.
Грезит Она среди бела дня, Она заставляет меня смеяться,
Смеяться и плакать, и говорить, хотя Мне нечего сказать".
"В Ее глазах теряются все те, кто открывает перед людьми безмерность одиночества..." На уровне Анандамайи человек чувствует себя в этом огромном мире "дома", — подобно тому, как мужчина чувствует себя "дома" в любимой женщине. Это последний приют на подъеме к вершине, и многие из тех немногих, которые не только достигли, его но и вошли внутрь, не хотели идти дальше. "Я не хочу быть сахаром", — восклицал Рамакришна, — "я хочу есть сахар!" И все же "Сущность Твоя пребывает вне всех покровов", — напоминают Упанишады. Именно эта, сбросившая покровы голая истина, в обладании которой и заключается Ананда, служит последним из покровов. Нас учат, что МОЖНО ИДТИ ДАЛЬШЕ.
"У святого Павла сказано: "Кто говорит, что он есть нечто, когда он ничто, тот самого себя обманывает": в переживании блаженства человек становится ничто и все сотворенное для него ничто! Относительно этого достойный Дионисий говорит: "Господи, приведи меня туда, где Ты — Ничто!" (82a, 143).
"Когда... душа готова взлететь сама над собой и войти в ничто, где нет ни ее самой, ни ее действия, тогда она "в благодати"... Знайте — и это так же верно, как то, что жив Бог! — покуда душа будет еще в состоянии сознавать себя, как нечто сотворенное и природное, и действовать сообразно этому, до тех пор не стать ей самой "благодатью", — но она может быть "в благодати"... Именно надо сначала быть в благодати, чтобы потом стать самой благодатью. Высшее действие благодати — привести к тому, что она есть сама!" (там же, 137-138).
Окончательно сливаясь со зримым, зрящий исчезает, "входит в ничто", во всепорождающее "космическое влагалище", в Нирвану, тождественную Сансаре.* Это ничто есть все покровы Майи, не замаскированные более под "я", но ставшие им. "Откажись от Пуруши в себе и стань Пракрити", — призывают нас Тантры. — "Тем самым ты обретешь единое тело и займешь место в вечности" (цит. по 80).

*См. 23; сравн.: " Непосредственно воспринимаемое чистое бытие лишено какой бы то ни было определенности и постольку есть ничто (не небытие, а именно ничто, пустота содержания)... Истиной этого непосредственного единства бытия и ничто, их исчезновения друг в друге есть становление" (82, 210).

* * * * *

Итак, мы попытались демифологизировать классическую "пространственную" модель внутреннего мира — учение о "покровах", последовательно скрывающих под собой действительного "свидетеля покровов". Рассмотрев эти древние представления в свете современных знаний об "этажах" нашей психики мы пришли к выводу, что различные "покровы" могут быть соотнесены с различными уровнями восприятия внешнего и внутреннего мира. При этом на внешний мир отводится один "покров", а на внутренний — три покрова; пятый "покров" относится как к внешнему, так и к внутреннему:
1) АННАМАЙЯ — отражение внешних объектов: восприятие внешних ощущений;
2) ПРАНАМАЙЯ — отражение внутренних состояний организма (соматика и вегетатика): восприятие внутренних ощущений;
3) МАНОМАЙЯ — отражение сознаваемых психических явлений и процессов: восприятие переживаний, которые включают в себя эмоциональную и интеллектуальную составляющие;
4) ВИДЖНЯНАМАЙЯ — отражение результатов синтеза информации о внешней и внутренней среде организма в надсознательной "сфере программирования", — в том числе воля, память и интуиция.
5) АНАНДАМАЙЯ — отражение результатов революционного расширения самосознания: уровень надличностного восприятия, охватывающего все "покровы".
Взаимное соотношение "покровов", "планов", "тел" и их психофизических соответствий представлено на сводной таблице (см. Приложение I).
Уточним, что если термин "покровы" применяется для обозначения качественно различных уровней восприятия, то термин "тела" или "оболочки" — для обозначения качественно различных объектов восприятия в границах "покровов". Поскольку человек живет, как правило, "автоматически", и не обладает устойчивым восприятием соответствующих "телам" функций, некоторые традиции утверждают, что эти "тела" (эфирное, энергетическое, витальное, ментальное, каузальное, буддхическое и нирваническое) не даны человеку изначально, и что ему необходимо их СОЗДАВАТЬ.*

* "Человек представляет собой в полном смысле этого слова "миниатюрную вселенную"... Но провести полную параллель между человеком и миром можно только в том случае, если мы возьмем "человека" в полном смысле слова, то есть такого человека, у которого развиты все присущие ему силы. Неразвитый человек, который не завершил курс своей эволюции, не может считаться полной картиной вселенной — он являет собой образ незаконченного мира" (см. 70).

Что касается "космических планов", к которым якобы принадлежат эти "тела", то согласно постулату "как наверху, так и внизу" мы предположили, что "планы" представляют собой волновые диапазоны всеобщего поля, существующие исключительно на физическом плане.
Всеобщее поле возникает и развивается параллельно с эволюцией органического мира, так что различные его диапазоны как бы фиксируют различные этапы этой эволюции. В то же время оно первично по отношению к каждому отдельному организму, оказывая на него непосредственное формирующее воздействие ВО ВСЕХ ДИАПАЗОНАХ.
Возникло ли указанное поле в процессе эволюции органической жизни на Земле или сама эта эволюция была обусловлена погруженностью нашей планеты в космические поля, создаваемые эволюционирующей органической жизнью во всех уголках вселенной, — "поля жизни", "поля разума" и "поля супраментальные"? Очевидно, время ответа на этот вопрос еще не наступило. Мы, во всяком случае, не выходим в своем рассмотрении за рамки геоцентрической модели.
Как бы там ни было, с "полевой" точки зрения все живые существа, в том числе люди, представляют собой сложнейшие приемно-передающие устройства, обладающие различной степенью чувствительности и настроенные на различное число диапазонов частотного спектра. На индивидуальном уровне такая включенность во всеобщие "полевые" процессы выражается в форме различных психических и физиологических функций.
Имеется ли действительно какая-то необходимость в гипотезе о "всеобщем поле", или эта гипотеза служит не более чем данью традиционному "как наверху, так и внизу"? В главе, посвященной теориям биологического поля, уже указывалось, что существует ряд проблем теоретической биологии, требующих для своего разрешения введения понятия "поля". Кроме того, имеются некоторые необычные и достаточно распространенные факты житейского опыта, которые могут быть удовлетворительно растолкованы лишь при помощи "полевых" категорий.
Речь идет прежде всего о случаях так называемых "дистантных межличностных взаимодействий" с близкими людьми. Эти взаимодействия происходят на уровнях Пранамайи и Маномайи и проявляются, как правило, в экстремальных для "индуктора" ситуациях. Наиболее распространенными ситуациями такого рода служат любовь и смерть.
Результаты экспериментов по "передаче мысли на расстояние" и лечению "наложением рук" также не могут быть объяснены иначе. Здесь говорится именно об этой парапсихологической тематике, поскольку я лично принимал участие в подобных опытах и не могу отнести наблюдавшиеся феномены ни за счет самовнушения, ни за счет надувательства. Разделяя свойственное многим людям скептическое отношение к рассказам о чужих "чудесах", я нахожу возможным ссылаться лишь на те "чудеса" с которыми сам имел дело.
Поэтому здесь будет упомянут еще один класс труднообъяснимых явлений, на этот раз связанных с уровнем Виджнянамайи, точнее с "каузальным планом". Имеются в виду психиатрически безупречные хронические "стечения обстоятельств", "совпадения", "синхронии" и т.п. Объем работы не позволяет привести достаточное количество соответствующих примеров, — единичные же примеры не отражают специфики данного феномена. Поэтому нам придется ограничится кратким обобщением "выносимого за скобки" фактического материала.
"Подозрительные совпадения и случайности" могут быть разделены на беспорядочные (так называемые "знаки") и упорядоченные (так называемые "магические воронки").
Насколько я могу судить по личным наблюдениям, "знаки" служат прежде всего своеобразным "индикатором тонуса" ситуации или межличностного взаимодействия. Собственно "знаком" при этом оказывается частота беспорядочных совпадений (принцип индикации, напоминающий работу счетчиков Гейгера).
С другой стороны, единичный "знак" нередко становится толчком к осознанию результатов надсознательного синтеза информации о каком-то предстоящем событии; в этом случае "знак" может расцениваться как "хороший" или "плохой". Однако следует особо подчеркнуть, что для почитаемых "знаками" случайностей и совпадений характерна именно индифферентность к происходящему: их появление непосредственно не влияет на основной ход событий, "индикаторами" которого они являются.
В отличие от "знаков", "магическими воронками" называются последовательно выстраивающиеся цепи случайностей и совпадений, которые оказывают непосредственное воздействие на основной ход событий. Чаще всего "воронки" образуются в случае, когда человек делает себя "инструментом" какой-то социально-значимой деятельности, цели которой выходят за рамки его личных интересов, требуя при этом активного проявления его личной инициативы. "Эффект воронки" значительно усиливается, если в данный процесс вовлечено еще несколько "людей-инструментов", преодолевших (непроизвольно или в результате йогической практики) жесткие рамки личностного самосознания.
Итак, теория, эксперимент и житейский опыт предполагают наличие некоторой особой, обычно не сознаваемой связи между живыми существами, — связи, радиус действия которой превосходит радиус действия привычных нам пяти органов чувств. С точки зрения современного развития научных знаний эти факты могут получить объяснение лишь на основе категории "поля", связывающего наши внутренние миры и судьбы воедино.
Существует, однако, известный эмоциональный барьер, благодаря которому многие из нас предпочитают скорее отказаться от анализа подобных фактов вообще (поскорее забыть о них), нежели принять такое, казалось бы, лежащее на поверхности объяснение. Этим эмоциональным барьером служит ЧУВСТВО СОБСТВЕННОСТИ.
Человек привык рассматривать свой внутренний мир как свою частную собственность: это его "строго охраняемая территория вселенной", на которую "другие" попадают лишь по его милости; это его суверенные владения, где он царь и бог, — и где он в случае чего может спрятаться и отогреться. "Здесь вам не проходной двор!"
Несмотря на то, что человек не знает, кто он, равно как не видит истоков "своего" внутреннего мира, он говорит: "Мое — не ваше". Он говорит об этом как о чем-то само собой разумеющемся и почитает нормой свою оторванность, свою отчужденность от "остального" мира и других людей. Но эта въевшейся в обыденное сознание эгоцентрическая установка, столь характерная для индивидуалистического буржуазного мировосприятия, — отнюдь не единственно возможная.
"Я часть всего, что видел", — пишет Теннисон. Причем изоляционистская модель отношений человека с миром отвергается не только поэтами. На ее принципиальную несостоятельность указывают разработки в области общей теории систем.
"Целостные характеристики и собственное поведение можно приписывать объекту лишь в рамках внешнего, феноменологического описания. При более строгом сущностном подходе так называемые собственные характеристики объекта обнаруживают гораздо более сложную природу, выступая как синтетический результат отношения между объектом и средой, как структурные свойства этого отношения" (41, 50).
Несостоятельность изоляционной установки вскрыл в своих ранних философско-антропологических исследованиях Маркс (см. 42), определивший впоследствии "сущность человека" как "совокупность общественных отношений". Ее несостоятельность вскрывает современная психология, обнаруживая существование социально обусловленных неосознаваемых "сфер программирования" человеческого поведения (см. 39; 81). Ее несостоятельность вскрывают нейрофизиологи, исследующие механизмы мозговой деятельности.
Так, Х.Дельгадо указывает, что наши психические функции формируются на основании множества элементов (слов, концепций, сведений, типовых реакций и т.д.), поступающих в организм в виде сенсорной информации из внешней социально-культурной среды, более того, — непрерывный приток информации и ощущений извне является необходимым условием существования этих психических функций (см. 25, 225-247). Дельгадо указывает также, что разоблачение несостоятельности изоляционистских тенденций, свойственных личностному самосознанию, имеет определяющее значение в деле социализации индивида.
"Более ясное представление о нашей постоянной зависимости от окружающей среды и общества повысит наш интерес к раскрытию и исследованию факторов, причин и механизмов этой зависимости. Само осознание того, что элементы, формирующие нашу личность и поступающие извне, имеют такое огромное значение, поможет установить более прочные интеллектуальные и эмоциональные связи с источником культуры и усилит в нас стремление укреплять окружающее — этого поставщика строительного материала для создания нашей личности. Сплоченность людей станет теснее, если они поймут, что именно коллектив закладывает фундамент индивидуума, что судьба каждого создана судьбой всего коллектива и в значительной степени зависит от него" (25, 233).
[ Оглавление ]

14. "АСТРАЛЬНЫЕ МИРЫ" И "КАРТА СОЗНАНИЯ"

Р ассматривая иерархию миров, мы ни словом не обмолвились об "астральных мирах", о которых так много говорилось вначале.
Как мы увидим далее, для этого были некоторые основания; и все же, какое место среди перечисленных "покровов" и связанных с ними "миров" занимают так называемые "астральные миры"? Попробуем сперва выяснить традиционное применение термина "астральный". Анализ оккультной литературы показывает, что представители разных школ вкладывали в это понятие разное содержание.
Так, Парацельс, а вслед за ним и другие представители школы "северного посвящения" называли начало, управляющее вегетативными функциями организма, "АСТРАЛЬНЫМ ТЕЛОМ", полагая, что оно состоит из межпланетного или астрального ("звездного") вещества (см. 75), благодаря чему подвержено влиянию звезд. Папюс говорит, что астральное тело — это животная душа, посредник между телом и духом. А.В.Трояновский в предисловии к книге Лидбитера "Астральный план" отмечает, что "оживление существ" составляет лишь одну из функций астрала, добавляя, что "при образовании существ материальное, тело формируется по астральному клише" (37, 3-4). Гендель, напротив, полагает, что "в течение внутриутробного периода развития плотное тело строится по матрице эфирного тела" (цит. по 45, 245). Систематизируя материал, связанный с данной темой, Рамачарака приходит к выводу, что эфирное и астральное тело — это одно и то же, однако предпочитает пользоваться последним термином: "Астральное тело есть оригинал, по которому строится физическое тело" (58, 7-8).
Представители теософической школы "южного посвящения" рассматривали в качестве "организующего фактора физического тела" (79, 8) именно эфирное, а не астральное тело. "Материя же, которая служит проводником для таких явлений нашей душевной природы, как страсти, эмоции, чувства и волнения, материя более тонкая, чем эфир, получила... название "астральная" — вследствие ее свойства светиться в темноте" (там же, 9).
Для северной школы более характерны представления именно о "выделении астрального тела" (из физического), а не о "выходе в астрал". Выделив астральное тело можно путешествовать по этому миру, оставаясь невидимым (см. 40). С точки зрения южной школы такой феномен следовало бы назвать выделением эфирного, а не астрального тела. Представители этой школы подчеркивают, что "переход" из физического тела в астральное означает прежде всего "иное положение души во времени и пространстве" (см. 58, 7), то есть выход в иной, "параллельный" физическому мир, названный "АСТРАЛЬНЫМ ПЛАНОМ".
Если термин "астральное тело" фактически дублирует такие понятия, как "эфирное тело" (северная школа) и "витальное тело" (южная школа), то термин "астральный план" действительно не сводится ни к одному из рассмотренных выше планов (эфирному, праническому, витальному). Дело в том, что все эти планы в норме сосуществуют сфизическим: мы можем воспринимать любой из них наряду с внешним миром. Напротив, астральный план может лишь частично прорываться* на физический в условиях самовнушенной экзальтации или в условиях патологии — например, во время белой горячки.

* Ясное дело, сказанное относится лишь к спонтанным прорывам; тибетские буддисты, например, посредством специальной практики визуализации именно совмещают физический мир с миром видений, причем совмещают до такой степени, что утрачивают критерии различия между этими двумя мирами. Делается это, однако, вовсе не с целью "опытно убедиться" в реальности астрального плана, но как раз наоборот: "опытно убедится" в том, что физический мир мало чем отличается от визуализаций, порождаемых умом практикующего (см. 58).

"Экстериоризация астрального тела по сути дела есть первый шаг в ту таинственную область, которая называется смертью" (40). Лидбитер определяет астральный план как "низшее царство невидимого мира, куда человек попадает сейчас же после смерти — Гадес (Аид) или царство теней у греков, чистилище или переходное существование у христиан..." (37, 5). "Мир небесный" он называет соответственно "ментальным планом" (см. 38). Однако анализ его работ показывает, что и в первом и во втором случае речь идет не о чем ином, как о визуализации определенных переживаний. По Лидбитеру, "мир небесный" (ментал) отличается от "мира теней" (астрал) только тем, что переживания и образы здесь более приятны и возвышенны.
Использование термина "ментальный план" в таком приложении вносит в этот и без того запутанный предмет дополнительную и ничем не оправданную путаницу, — ведь даже полный выход на ментальный план (погружение в ментальный поток при утрате восприятия внешнего мира) не обязательно связан с визуализациями. Поэтому во избежание ненужных недоразумений представляется уместным по отношению к любого рода визуализируемым событиям применять только термин "астральный план", — тем более, что в расхожем словоупотреблении термин — "астрал" ассоциируется именно с визуализациями.
Итак, АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН — ЭТО ПЛАН ВИЗУАЛИЗАЦИЙ, на который каждый из нас непроизвольно попадает во время сновидений (см. 45, 130): будучи скрыт ясным светом бодрствующего сознания, этот "звездный" мир приоткрывается нам во сне, подобно тому как звезды обнаруживают свое существование лишь после захода солнца. При этом "раз и навсегда следует отметить, что новые "места" или новые сферы, куда переходит душа, означают не что иное, как изменение состояния самой души" (58, 168; сравн. 79, 21).
Строго говоря, речь идет не об астральном ПЛАНЕ (поскольку в качестве самостоятельного "космического плана", то есть частотного диапазона всеобщего поля, "астрал" не существует), а о копирующем пространственно-временной континуум голографическом астральном ЭКРАНЕ, на который проецируются события различных планов.
Как уже указывалось ранее, события, с которыми мы сталкиваемся в "астрале", представляют собой трехмерные визуальные "транскрипции" процессов, протекающих на тех или иных этажах организма и психики. Это "астральные голограммы" событий в различных "покровах" и связанных с ними "оболочках", совокупная активность которых создает целостный процесс нашего восприятия себя и мира. Таким образом, "астральный выход" представляет собой нечто вроде коллапса, в результате которого сознание как бы "проваливается в собственные подвалы" и попадает в "магический театр" скрытых механизмов своей "фронтальной активности" (см. 63).
При рассмотрении "актерской группы" этого театра, особое внимание следует уделить областям, пограничным с Маномайей; назовем их "зонами потребностей". Так, между Пранамайей и Маномайей лежит зона индивидуально-органических (пища, самосохранение) и видовых (сексуальных и родительских) потребностей, а между Маномайей и Виджнянамайей — социальных (коммуникативных и иерархических) и идеальных (потребностей в познании и творчестве, — в том числе потребность в эволюционном развитии). Именно в "зонах потребностей" обитает, говоря словами Шекспира, то "божество, что придает форму нашим намерениям, обтесывая их сообразно своим желаниям".
Обладая известной независимостью от сферы переживаемых психических явлений и сознательного целеполагания, — более того, определяя характер протекающих здесь процессов, "зоны потребностей" представляют собой основные источники "самостоятельных сущностей", проецирующихся на астральной сцене. Для тех, кто "имеет уши" не лишним будет в этой связи процитировать следующее высказывание Маркса: "Никто не может сделать что-нибудь, не делая это вместе с тем ради какой-либо из своих потребностей..."
Рассмотрим теперь как визуализируемые области соотносятся с различными Чакрами.
Пауэлл пишет, что "помимо других своих функций Чакры служат точками соединения сил, переходящих из одной оболочки в другую" (см. 52). Иными словами, "растяжка" уровней восприятия и связанных с ними "космических планов" существует не только между центрами (чем выше Чакра, тем более "возвышенный" уровень), но и в рамках каждого центра. Каждый центр представляет собой точку подключения ко к всем планам, то есть может работать во всех диапазонах всеобщего поля. Поэтому из одного и того же плана может поступать информация различного характера, в зависимости от того, через какой центр он идет.
Однако Чакры "размазаны" по уровням восприятия неравномерно: можно говорить о слабых, хороших и прочных контактах тех или иных центров с теми или иными планами. Соответственно и в "астральных мирах", визуализируемых в разных Чакрах, преобладающими являются проекции разных планов.
Приводимая ниже графическая модель представляет собой своеобразную "карту внутренних пространств", координационную сетку для 72 возможных областей восприятия и визуализации, соотносящихся с различными Чакрами, которые представлены на физическом плане различными "сегментами" тела. Горизонтальные ряды соответствуют планам, а вертикальные столбцы — центрам. Восьмая Чакра в данной таблице соответствует центру, который переживается над головой (Сахасрадала Чакра, по Шри Ауробиндо).
Только когда человек будет внутренне безжалостен к себе, он имеет право быть внешне безжалостным к другим.

Вернуться в «Чакры и каналы»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей

cron